Тринадцать башен

1. Центральная башня.

Фигурой нугл Фатих не вышел даже по меркам его племени. У него совсем не было шеи, ноги были коротки, а руки, наоборот, слишком отросли. Зато у него отсутствовал живот, в отличие от многих ленивых собратьев старшего специалиста. Это звание он заслужил уже давно, заняв место Мутарха, который совсем состарился и ушел следить за оборудованием Зеркальной башни. Так что Фатих не переживал насчёт длины своих конечностей — главное, что они росли откуда надо.
К тому же, у него были и другие поводы для беспокойства, куда более важные. С появлением Хранителя в Призрачном Замке постоянно все ходило ходуном — отпрыски Стурастана словно взбесились, они целыми днями гонялись за нуглами, отвлекая их от работы, лезли в закрытые помещения, вынуждая подмастерьев тратить время на их проверку. Сам Хронвек тоже доставлял немало проблем Фатиху своими магическими экспериментами — последний раз он соорудил в Залах Размышлений Зеркало Сельмы невероятных размеров, вызвав восхищение у всех, кроме нуглов, которым после этого пришлось ремонтировать потолки, ободранные магической сферой.
Никто не благодарил маленький народец, живущий в замке. Их родичи из лесов Миреи постоянно получали подачки Хранителя; он защищал фикси от врагов, хотя пользы от этих дикарей не было никакой. Конечно, в цитадели нуглам ничего не угрожало, и оберегать их тут было не от кого, разве что от бешеных близнецов, везде сующих свой нос. Но все эти волшебники могли бы немного пораскинуть мозгами и оценить незаметный труд мастеров Призрачного Замка, благодаря которому он до сих пор не развалился.
Фатих сидел в своем кабинете под нижним залом Центральной башни. Его стол был завален разными деталями — медными трубами, микросхемами, проводами, коваными скобами; кусочки цветного стекла валялись на полу. Стеллажи вдоль стен гнулись под тяжестью мотков тросов, гаек и шурупов невиданной формы, пучков проводов, стеклянных ламп, дверных замков и петель, кнопок, зеркальных отражателей и множества других, неизвестных предметов.
В центре этого беспорядка восседал старший специалист, с придирчивым видом изучая очередной запрос подмастерьев Оружейной Башни. «Разбито окно третьего этажа. В дверном косяке застряло три сюрикена, просим подтвердить замену. Стойка для алебард опалена магическим огнем, нужна жёлтая краска один литр…» и так далее, и так далее. Фатих проворчал:
— Подтвердить замену! Им бы все под замену! Нечего материалы тратить! Железки пусть вытащат, дыры зашпаклевать, покрасить — и порядок. И краска как раз как на обгоревшей стойке, кисти лишний раз мыть не придется, тратить растворитель.
Накарябав что-то на бумаге, он отложил ее в сторону и принялся изучать следующий документ.
В стене вдруг забулькало, защелкало и на большом циферблате, вмонтированном в мрамор, затанцевала красная стрелка. Фатих постучал пальцем по квадратной коробке у себя на столе и стал изучать мелькавшие на ее дисплеях цифры.
Центральная башня была основным сооружением Призрачного Замка, она отвечала за смену полярности и гасила пространственные колебания. Основная часть оборудования находилась под землёй, но и надземная конструкция несла внутри себя большое количество элементов, которые стабилизировали цитадель в потоке переменно-параллельного вращения пространства. Старший специалист не понимал, как устроена система смещения, эти знания были давно утеряны, но для поддержания ее работоспособности не нужно было разбираться в таких тонкостях. Нуглы знали, каковы показатели приборов в норме, и что нужно делать в случае, если датчики начинают пищать. Изучив цифры на экране, старший специалист выключил коробку.
— План Пути наводит такие помехи, что каждый раз кажется, будто башня сейчас рухнет.
Он взял перо и начал карябать ужасным почерком отказ на прошение подмастерьев из женского крыла, когда почувствовал, что на него смотрят; поднял глаза и остолбенел, увидев в дверях Хранителя, который таращился на Фатиха, от удивления раскрыв рот. Хронвек стоял, согнувшись: высота потолков в технических помещениях была рассчитана на маленький народец, так что маг упирался макушкой в притолоку. Старший специалист поднялся, поклонился и сказал торжественным тоном, который, несмотря на все его старания, получился довольно ворчливым:
— Рад приветствовать Хранителя Хронвека в галереях нуглов!

2. Оружейная башня.

Звон стали раздавался на всех трёх этажах. Гектор атаковал Стурастана с яростью, каждый раз после броска получая плоской стороной меча по мягким местам. С него градом катил пот, он тяжело дышал, а наставник стоял совершенно спокойный, изредка давая Гектору наставления.
— Твоя проблема в ногах, мастер Хронвек. Не в руках, а в ногах. Если ты думаешь, что сможешь дотянуться до меня, не подходя, то ты ошибаешься.
— Но если я подойду слишком близко, ты снова надерёшь мне задницу!
Хранитель остановился и перевел дух, уперев руки в колени. Стурастан опустил меч.
— Вытягиваясь так далеко вперёд, ты теряешь равновесие и тратишь время на его восстановление. Этих мгновений мне хватает, чтобы зайти тебе с фланга и поразить тыл.
— Мой тыл уже достаточно натерпелся от тебя на сегодня!
Сидящий в углу Бремер весело хохотнул.
Немец уже почти месяц жил в Призрачном Замке, открывая для себя удивительные вещи, о которых не подозревал ни один житель Земли. Он бродил по стенам, заглядывал в просторные и пустые залы, листал древние фолианты в большой и малой библиотеках, удивляясь неизвестным языкам народов, которые исчезли задолго до того, как появилась Римская Империя. Инспектор смотрел, как творилась магия в Залах Размышлений, как наставник Стурастан учил Гектора рукопашному бою, говорил с обитателями Замка, каждый из которых заслуживал отдельного восхищения. Черная женщина Дака Кад-Хедарайя, быстрая, сильная, опасная и язвительная; маленькая Леди Жуада, у которой ножи резали сами, а котлы знали, где должны стоять после готовки; бесшумный Авель, которого невозможно было заметить, пока он не окликнет тебя — парень вечно торчал на стенах, разглядывая сосновый лес; неугомонные дети наставника во главе с близнецами — они постоянно лезли под ноги и пытались колдовать, за что получали мокрой тряпкой от матери. И, конечно, Хранитель Хронвек. Этот был человеком-загадкой. Гектор был земляком Бремера, он тоже родился на Земле, но вокруг него витало множество вопросов. Почему таинственное Наследие Хранителя выбрало его, причем именно в момент гибели? Кто преследовал Хронвека и как попадал на Землю? Чем мешал неизвестному Хранитель?
Даже среди бурлящего потока новой информации инспектор видел для себя работу. Ещё два мира? Прекрасно. Магия? Это многое объясняет, но не все. Древняя цитадель с неизвестным принципом существования?
Это, пожалуй, и было местом, содержащим все ответы. Бремер очень удивился, когда узнал, что Хронвек до сих пор не изучил замок вдоль и поперек. У Гектора не было времени, Стурастан взялся за него с понятным энтузиазмом — наставник без ученика, который всю жизнь готовился, копил знания и навыки, даже не рассчитывая на то, что при его жизни Наследие найдет нового Хранителя. Вот и сейчас распорядок дня Хронвека напоминал подготовку спортсмена к международным соревнованиям.
Хранитель вытер лицо полотенцем, положил меч на место и уселся на скамью рядом с Гансом. Немец дружески хлопнул его по колену.
— Отличный поединок.
Гектор отмахнулся:
— Я был убит не менее пятнадцати раз. Это не поединок, это казнь.
Стурастан стоял рядом, протирая масляной тряпкой свое оружие.
— Ноги, мастер Хронвек. Не руки, а ноги. Почти никто не смотрит на ноги атакующего, потому, что все смотрят на руки. Но руки не доставят тебя в то место, откуда можно нанести неотразимый удар по противнику. Если он не может отбить выпад, что толку в том, что он следит за твоими руками?
Гектор потёр зад и кивнул с пониманием. Бремер поинтересовался:
— А что находится под нами, почтенный Стурастан?
Аккуратно сложив тряпочку, наставник убрал в стойку меч и ответил:
— Это Оружейная башня. Первый этаж занимают доспехи, второй — оружие. А на третьем зал для тренировок.
— Никогда не был в нижних залах.
Гектор встал и предложил:
— Давайте, я покажу.

Они спустились по винтовой лестнице, Хронвек открыл тяжёлую деревянную дверь. Войдя внутрь, инспектор долгое время молчал, разглядывая низкие полки, на которых аккуратно были разложены самые разные средства уничтожения. Тут были арбалеты, секиры, мечи, топоры, моргенштерны, глефы, сабли, метательное оружие. Стеллажи с гранатами, минами, напалмом. По стенам развешено автоматическое оружие Земли, под ним ящики с боеприпасами. Бремер повернул голову и увидел столы с невиданным вооружением будущего. Он подошёл и поднял футуристический пистолет с обтекаемым дизайном — Хронвек аккуратно взял полицейского за руку и забрал ствол.
— Это из Зунтра. Патронов очень мало, каждая обойма наперечет. Эта штука может одним выстрелом разрушить половину башни.
Инспектор обвел взглядом остальное. Выбранный им пистолет был одним из самых небольших образцов на этом столе.
— Начинаю понимать, почему Зунтр — это мертвый мир.
Гектор подождал, пока полицейский налюбуется арсеналом и отвёл его на первый этаж. За точно такой же дверью хранились доспехи всевозможных форм и размеров. Тут была кожаная броня, стальные латы, кольчуги, темные стаганы лесных эльфов, костяные доспехи степных кочевников. Бронежилеты из кевлара, тактическая экипировка спецназа, гибкие экзоскелеты пилотов династии Крато, генераторы защитного поля десанта армии Лукатар. Бремер долго разглядывал военную сокровищницу. Хронвек его не торопил, он помнил, как сам впервые вошёл в Оружейную Башню. Наконец, инспектор вышел на улицу.
Нижний двор был залит солнцем. Хронвек подошёл к чугунной водяной колонке, которая торчала в его центре, и стал качать холодную воду в жестяное ведро. Скинув одежду, он окатил себя с головой, обтерся, обмотал полотенце вокруг бедер и, весело улыбнувшись, уселся на скамью возле стойки с деревянными мечами. Инспектор спросил:
— Гектор, а что в остальных башнях? Их всего двенадцать, верно?
— Да. Центральная служит для технических целей, а ещё в ней легче всего колдовать. В Башне Узников тюрьма. В Башне Хранителя живу я, в Башне Наставников живёт Стурастан с семейством. В Гостевой Башне мы размещаем гостей замка. Ещё есть три Дозорных Башни, они нужны для наблюдения за окрестностями. Над Залами Размышлений стоит Башня Знаний, в ней большая библиотека. В Башне Лекарей лазарет.
— А остальные?
— Что — остальные?
Бремер с подозрением посмотрел на него.
— Вы в них не были, я угадал?
Хронвек почесал в затылке.
— Нет.
— Интересно. А вы вообще представляете себе размеры этого сооружения?
— Размеры? Вы о чем, Ганс?
— Гектор, кроме очевидного, есть ещё сокрытое. Как глубоки его подвалы, что хранится во всех этих дозорных башнях, я уже не говорю про те, о которых вы вообще ничего не знаете.
— Стура что-то рассказывал о них, когда я попал сюда…
Бремер покачал головой.
— Скажу вам откровенно, я удивлен. Начиная с момента автокатастрофы в горах и заканчивая историей с гунгуанами, вы не желаете замечать очевидного.
— Что вы хотите сказать?
— Кто-то, обладающий куда большей информацией о Призрачном Замке, чем вы, пытается от вас избавиться. И хочу заметить, Хронвек, если бы не ваше чертовское везение, он бы уже сделал это минимум трижды.
— Трижды? Но попыток покушения было только две.
Инспектор снова покачал головой.
— Наследие Хранителя перенесло вас в нижний зал Центральной Башни в момент гибели, и если бы не его удивительная магия, о которой вы тоже, как я понимаю, ничего толком не знаете, вы бы погибли от множественных внутренних повреждений после аварии. Скажите, что я не прав.
— Не скажу.
Немец кивнул удовлетворённо.
— Долгие века Наследие Хранителя бездействовало, и именно в тот момент, когда оно вас нашло, происходит автокатастрофа. И вы считаете, что это совпадение?
Хронвек медленно встал.
— Монарх имеет доступ к Наследию?
— Не исключено.
— Но это значит…
— Что, возможно, вы не первый кандидат, который погиб сразу после того, как заклинание его обнаружило.
Гектор стал торопливо переодеваться.
— Как же мы раньше не подумали об этом? Он знал про пещеры, значит, знал и про замок. Что еще ему известно?
Инспектор заметил:
— Вы не получите ответа на этот вопрос. Но проблема не в этом. Проблема в том, что он знает о цитадели больше, чем вы. Первое, что я бы на вашем месте сделал…
— Нужно понять, как работает Наследие Хранителя!
— … осмотрел бы здесь каждый уголок, каждый коридор, кладовую, чердак, подвал, черный ход и канализационный сток.
Хронвек замер в задумчивости.
— Вы правы. У Стурастана должна быть карта замка.

3. Башня Наставников.
Существовало три способа попасть с нижнего двора на верхний — через коридоры, проходящие мимо Залов Мудрости, по мощеному серпантину или поднявшись по крутым каменным лестницам в скале. Гектор выбрал последний вариант. Они с Бремером шагали вдоль зубчатого края крепостной стены, разглядывая пейзаж за стенами, когда им навстречу попался Беззвучный.
— Мастер Хронвек, инспектор! Решили подышать свежим воздухом?
Хранитель пожал ему руку по-морантански, прихватив за предплечье.
— Авель, дружище. Все думаешь, как тебе отсюда удрать?
— Просто хочу прогуляться снаружи, вот и все. Я никогда не видел такого странного леса.
— Это тайга. У кедров вместо листьев длинные пахучие иглы, а на верхушках растут большие шишки с ароматными семенами. Обещаю, я возьму тебя с собой, как только появится свободная минута.
Ганс внимательно рассматривал этого нагловатого типа — полицейский понял, чем Авель зарабатывает на жизнь, как только его увидел. Леди Жуада рассказала Бремеру, как вор попал в замок, однако немец пока не понял, с какой целью Гектор держит при себе этого маргинала. Он вежливо заметил:
— Наставник Стурастан утром искал свое золотое перо для заметок. Я рад, что ты нашел его. Мы как раз идем к нему; позволь, я передам его учителю.
Вор с досадой вытащил из кармана ручку, колпачок которой слегка высунулся наружу.
— Да, конечно. Вы идите, я, пожалуй, побуду тут еще немного.
Поднимаясь по лестнице, Гектор сказал:
— Он хороший парень. Не все из нас выросли в тепле и безопасности. Беззвучный разучился доверять людям, но не потерял уважения к себе. У Авеля есть свой собственный, нерушимый кодекс. Не судите его строго.
— Не буду. Я просто подумал, что мальчишку нужно привлечь к нашему расследованию. У воров острый глаз.
— Вполне разумно.

Они вышли на верхний двор, к подножию Башни Узников, Башни Наставников и Башни Лекарей. Строения были почти одинаковыми, отличаясь только по высоте — самой низкой была башня, в которой жил Стурастан, а самой высокой — Башня лекарей. Гектор направился на второй этаж, в кабинет и личную библиотеку учителя. Первый и подвальный этажи занимала леди Жуада с детьми, туда вел отдельный вход. Хронвек постучал в тяжелые двустворчатые двери.
— Заходите!
Наставник стоял на низкой стремянке возле книжных полок, перебирая корешки многочисленных томов. Гектор спросил:
— Мы не помешали, Стура?
— Говорю же, заходите. Где-то тут был трактат Дук-Годарума Бесстыдного о природе похоти и способах управления ею… Думаю, ты уже готов к освоению магии переговоров…
— Что?
Учитель слез на пол и махнул рукой.
— Ладно, потом. Что ты хотел, мастер Хранитель?
— Нам нужна карта Призрачного Замка.
— Нам?
Бремер кивнул:
— Я считаю, пора проинспектировать ваши владения.
— В самом деле?
Немец убежденно кивнул.
— Вы знали о пещерах под замком?
— Нет.
— А о чем еще вы не знаете?
Стурастан не ответил, молча залез в огромный стол в центре зала, вытащил оттуда свернутую в рулон карту и протянул Гектору.
— Только не помните.

Он выставил друзей из кабинета и закрыл двери. Бремер окликнул Хронвека, который уже направился на улицу.
— Давайте заглянем в покои леди Жуады.
Хранитель пожал плечами.
— Зачем? Это обычные комнаты, в которых царит вечный хаос. У Стурастана девять детей.
— Уверен?
— Абсолютно.
Бремер кивнул и направился за Хронвеком. Они вышли во двор, доктор показал на башню справа.
— Заходили сюда?
— Нет.
— Странно.
Инспектор вопросительно поднял брови.
— Почему странно?
— Ну, вы же полицейский. А это — Башня Узников.

4. Башня Узников.

За толстыми воротами из мореного дерева, окованного медными полосами, начиналась винтовая лестница, ведущая наверх. Бремер поднялся по ступеням, и перед его взором предстала средневековая темница с камерами из толстенных кованых прутьев, кольцами для цепных кандалов и держателями для факелов в стенах. Антураж несколько портили кровати с панцирными сетками, аккуратно заправленные чистым белоснежным бельем. В центре стояла машина очень неприятного вида, скорее всего, предназначенная для пыток. Гектор заметил взгляд Ганса и сказал:
— Пережиток времен. Я хотел от нее избавиться, но Стурастан не позволил.
— Интересно. Он не сторонник демократических мер, как я понимаю.
— Знаете, Бремер, я тут такого насмотрелся, что уже не так сильно сомневаюсь в пользе этого устройства. Вот что вы будете делать, если вам нужно будет допросить, скажем, гунгуана?
Инспектор пожевал губу и промолчал. В камерах было пусто, и они поднялись выше. Под крышей помещение было таким же, за исключением того, что здесь были не клетки, а скорее, сейфы, выполненные из металла. Двери запирались на тяжелые засовы, маленькие прорези для воздуха и света не позволяли просунуть в них даже палец. Стены башни изнутри были также покрыты металлом, дверь на лестницу по прочности могла соревноваться со входом в Форт-Нокс. Немец заглянул в щелку одной из камер.
— Кого тут держали?
Хронвек отодвинул засов, который легко вышел из смазанных маслом пазов и распахнул темницу. Полицейский пригнулся и вошел внутрь.
Металлические стены внутри были покрыты глубокими бороздами. Ганс провел по металлу пальцем. Что могло оставить такие следы? Гунгуан? Его перламутровые когти остры и крепки, но на такое не способны. Он вышел наружу, удивленно глядя на Гектора. Хранитель кивнул с пониманием.
— Не спрашивайте, я не знаю. Думаю, можно двигаться дальше, тут больше ничего нет.
Инспектор взял у него карту и, развернув, положил на большой пустой железный стол с браслетами по краям, нашел Башню Узников и принялся внимательно изучать рисунок.
— Хронвек, а что на первом этаже?
— На первом? Тут нет первого этажа. Возможно, скала в этом месте выше, чем двор. Скорее всего, башню построили на ней.
Полицейский водил пальцем по бумаге, щурясь и бурча себе под нос.
— Цифра одиннадцать… Так, вот тут сноски. Ага. Скрытый вход… Третий кирпич слева от угла в десятом ряду… Давить с усилием… Вот!
Он указал на схему.
— Это башня в разрезе. Идемте вниз, мастер Хронвек!
Торопливо спустившись по лестнице, полицейский принялся считать кирпичи в кладке стены напротив входа. Найдя нужный, он надавил на него — часть конструкции внезапно пришла в движение, провалилась внутрь и отодвинулась в сторону, открывая проход в темное помещение первого этажа. Хранитель остановил Бремера и сам первым осторожно заглянул внутрь. Покачав головой, он открыл План Энергий и вызвал поток фотонов, причем, как обычно, не рассчитал размер окна и чуть не ослепил себя и инспектора. Гектор отрегулировал яркость и, поместив источник света под потолком, вошел и осмотрелся.

Пусто.
Ровные кирпичные стены, гладкий каменный пол. В потолке ни единого крюка. Ни окон, ни канализационных стоков, ни вентиляционных отверстий. Маг вошел внутрь и остановился, размышляя. Полицейский встал рядом.
— Вот она, главная пыточная.
— Что?
— Это будет похуже дыбы на втором этаже, Хронвек.
Бремер сделал несколько шагов вглубь зала.
— Даже заходить страшно. Только представьте, вас оставляют здесь одного, закрывают тайную дверь и все погружается во тьму… Ни звука, ни света, ни дуновения ветра. Только кровь шумит в ушах. Ни миски с водой, ни дыры в стене. Ты уже через десять минут не знаешь, где был выход. Через час ты не представляешь, сколько прошло дней. Через сутки — сколько минуло лет. А через три дня ты расскажешь все за лучик света. За человеческий голос. Или просто свихнешься, чтобы переселиться в мир фантазий, где все это твой мозг выдумает сам.
Он вздохнул и прибавил:
— Пойдемте, Гектор. Тут больше нечего делать.

5. Башня Лекарей.

Эфирная призма работала по неизвестному принципу. Стурастан не мог даже примерно сказать, как она влияет на организм, и почему оказывает на него такое удивительное действие. Пожалуй, это была единственная известная эфирная магия, которая не имела побочных эффектов.
Призма была установлена в середине нижнего зала Башни Лекарей, прямо под потолком. Она была выполнена из стекла и пронизана тончайшими каналами, образующими сеть, подобную кровеносной. У нее было восемнадцать граней высотой в полметра и длиной почти в метр, так что она занимала около половины площади помещения. На полу в центре комнаты стоял хирургический стол, оборудованный фиксаторами конечностей. Гектор прекрасно знал, для чего они нужны — когда Наследие Хранителя перенесло его в Призрачный Замок, Стурастан отнес его сюда, и несколько суток Гектор лежал, прикованный, не имея возможности повернуться. Принцип лечения эфирной призмой подразумевал непрерывное воздействие — в случае, если пациент покидал зону влияния магии, процесс восстановления откатывался в исходную точку. Другими словами, если бы Хронвек ушел даже за пару минут до конца работы устройства, он бы умер от кровотечения из многочисленных ран, открывшихся в тех местах, где они были до начала лечения.
Его переломанное тело три года назад появилось в нижнем зале Центральной Башни, которая при этом принялась гудеть, как пожарная сирена. Стурастан с женой спросонья бросились к ней. Была поздняя ночь. Распахнув двери, они увидели тело будущего Хранителя, парящее в воздухе —  с него капала кровь. Наследие до этого говорило с наставником лишь однажды, поэтому он в тот момент страшно перепугался. Сирена замолкла, а голос, от которого завибрировал каменный пол, сообщил:
— Найден Хранитель. Он умирает. Воспользуйся эфирной призмой, наставник замка. Хранитель не должен погибнуть.
Гектора перенесли в Башню Лекарей и приковали к столу на первом этаже. Несколько дней он смотрел, не имея возможности пошевелиться, как пульсируют в такт его сердцу сосуды в прозрачном кристалле. Рядом сидел маленький человечек совершенно несуразного вида. Гектор не мог говорить первые двое суток — ткани гортани были повреждены. На третий день Хронвек обрел голос, спросив незнакомца по-немецки, где находится. Они не понимали друг друга, но с каждым днем Стурастан все лучше осваивал незнакомую речь, записывая и переводя слова, которые произносил пациент. К концу недели наставник выяснил, что Хронвек из России. Языкам Земли учитель уделял мало внимания, но английский, китайский и русский знал хорошо. Они много разговаривали, Гектору становилось все лучше. Только на девятый день пульсация призмы прекратилась, и учитель освободил пациента.
На втором этаже стояло оборудование. Сюда Хронвек поместил, вытащив из Плана Материи рентгеновский аппарат, УЗИ, несколько устройств для лабораторной диагностики, капельницы и четыре медицинских шкафа с препаратами. Он даже пытался извлечь из тумана аппарат МРТ, но у него ничего не вышло — чтобы План Материи дал то, что нужно, магу необходимо очень четко представлять, что же это такое. Гектор не настолько глубоко разбирался в технике.
Чтобы расположить все это добро, Хронвек передвинул часть вещей, которые уже стояли в зале. Это были очень странные и непонятные приборы из Зунтра, которые питались энергией неизвестно от чего, и было непонятно, как их использовать. Однажды Гектор поместил в большую камеру серого саркофага с эмблемой Крато пойманную близнецами крысу и включил его. Когда прибор открыл крышку, оттуда выскочило нечто блестящее и умчалось, металлически клацая по камню конечностями. Больше грызуна никто не видел, а Стурастан категорически запретил проводить подобные опыты.
Инспектор Бремер с интересом слушал рассказ Хранителя, рассматривая все эти диковины. Они поднялись на третий ярус, в большую палату для пациентов — в ней стояли койки и ширмы. Там не было ничего интересного, кроме красивого узкого окна с мозаичными стеклами. Витраж изображал сцену спасения ребенка от языков черного пламени человеком в плаще и капюшоне. Ганс долго разглядывал искусно выполненную работу, восхищаясь узором кропотливо выложенных крошечных разноцветных стеклышек.
Мужчины спустились вниз, во двор трех башен, и обнаружили Авеля — мошенник сидел на ступенях лестницы, держа на коленях болтливую Иону и терпеливо ее слушал, с интересом кивая. Дочери Стурастана было пять, она родилась предпоследней, младшему сыну наставника в прошлом месяце исполнилось четыре. Беззвучный часто разговаривал с малышней, на которую никто, кроме родителей, не обращал особого внимания. Они облепляли его со всех сторон и тараторили наперебой, а вор только поддакивал, глубокомысленно мычал и хмыкал, отчего у тех раскрывались все шлюзы. Гектор каждый раз удивлялся, как у парня хватает терпения слушать этот нескончаемый бред.
— Авель, ты не составишь нам компанию? Мы хотим осмотреть башню для гостей. Инспектор решил устроить полную проверку замка.
Беззвучный кивнул, осторожно поставил Иону на землю и последовал за Хронвеком.

6. Гостевая Башня.

Она была толстая и приземистая. В нижней ее части находилась большая арка, через которую проходила дорога с нижнего двора на верхний. Массивные створки ворот всегда были распахнуты, но иногда Хранитель замечал, что кто-то их закрывает ненадолго, оставляя для прохода маленькую калитку.
С обеих сторон к башне примыкала крепостная стена, превращая ее в подобие барбакана. Выходы из нее вели на стены, еще имелась крутая неудобная лесенка к дверце под аркой, она выходила прямо на дорогу. Гостевые комнаты были просторными, в здании имелись такие удобства, как канализация и водопровод. Вода поступала откуда-то из-под земли: под замком находился горячий источник, питающий бассейны в Доме Чистоты. Он же снабжал теплом жилые помещения. Этаж на уровне стен делили Ганс и Авель, второй ярус пустовал. Инспектор уже изучил Гостевую Башню, однако заставил Гектора подняться наверх, осмотрев все по дороге. В одной из комнат была лестница на крышу. Бремер открыл люк и забрался на верхнюю площадку, остальные последовали за ним. Когда Хронвек очутился наверху, он увидел здоровенный металлический прибор, напоминающий астролябию. Полицейский стоял рядом с ним — железяка была выше инспектора минимум на метр. Ганс спросил:
— Что это такое, Хронвек?
Гектор пожал плечами в недоумении. Беззвучный подошел и уверенным движением повернул полированную медную ручку, закрепленную на металлической ленте с делениями. Потянув за нее, Авель привел в движение всю конструкцию, заставив витые стальные кольца вращаться и крутиться. В центре задвигались стрелки с шарами на концах, у подножия конструкции пришла в движение большая шестерня, повернув всю сферу на несколько градусов. Вор усмехнулся.
— Стабилизатор Плана Пути Свода Диосии. Вы что, никогда такого не видели?
Бремер посмотрел на Хронвека, тот пожал плечами.
— Не видел. И что он делает?
Беззвучный поднял брови вверх.
— Откуда я знаю? Это по вашей части. Диосийцы крутили эту штуку каждое утро у себя в замке. Каждый раз одно и то же.
Хронвек нахмурился, извинился и исчез. Через минуту он появился на том же месте, задумчиво почесывая в затылке.
— Стурастан говорит, что Стабилизатор облегчает работу с Планом Пути, приводя вектора направлений к правильному знаменателю, что бы это не значило. Но перемещаться и вправду стало значительно проще.
Инспектор заметил:
— Почему наставник не рассказал тебе об этой штуке раньше?
— Не хотел, чтобы я пользовался помощью приборов при работе с Планами. Он прав, по своему — Стабилизатор не всегда будет под рукой. Однако, это отличная находка, дорогой инспектор! Продолжим нашу прогулку?

7. Башня Хранителя.

Самой высокой точкой в замке была обзорная площадка над личными покоями Хранителя Призрачного Замка. С нее было видно все — и крепостные стены, и другие башни, и синие шапки гор, и Заячье Озеро у подножия Акатака.
По периметру крыши были установлены девять мощных громоотводов. Они крепились к зубчатому каменному ограждению и придавали башне вид лаборатории Франкенштейна. В центре стоял огромный мраморный трон. Его очень любила Дака Кад-Хедарайя, она устраивала в нем логово из подушек и целыми днями заседала там, будто царица, читая книги и слушая ветер. Прямо позади него находилась лестница, ведущая в покои Хранителя. В его жилище было три комнаты и ванная, совмещенная со спальней. В личном кабинете Хронвек разместил компьютерный стол и огромный кожаный диван, другое помещение заняла Черная Пантера — теперь там был ее будуар.
На первом этаже находилась читальня, на втором малая библиотека Хранителя, на третьем был гардероб и второй кабинет, а на четвертом гостевой этаж. Бремер осмотрел всю эту роскошь с равнодушием старого полицейского, заинтересовавшись только каменным постаментом на обзорной площадке, но Хронвек не знал, с какой целью тот был установлен, так что они решили закончить осмотр. Спускаясь вниз, Авель сказал:
— Если бы я был Хранителем, то выходил бы наверх во время грозы, садился на трон и смеялся, как безумный, каждый раз, когда молнии били в металлические стержни. Ты так делаешь, Хронвек?
— Нет. Но так делает Дака Кад-Хедарайя.
Вор поежился.
— Я ее побаиваюсь. Кстати, где она?
— Ты прошел под ней дважды. Она всегда спит с двенадцати до двух.
Беззвучный оглянулся назад с опаской.
— Где ты ее нашел? Я никогда не встречал женщин, которые спят на потолке.
Хранитель ничего не ответил, только усмехнулся. Они вышли на небольшую площадку, с нее можно было попасть на замковые стены по лестнице, выбитой в скале. Полицейский вдруг остановился и посмотрел назад, о чем-то размышляя. Он сказал:
— Вам не кажется, что сюда очень сложно добираться? Чтобы попасть в Женское крыло, нужно спуститься далеко вниз, а Залы Размышлений еще ниже. Почему Хранитель живет так далеко от остальных?
Гектор пожал плечами.
— Думаю, просто он не часто пользуется лестницами.
Инспектор с сомнением покачал головой и стал спускаться вниз.

8. Дозорная башня.

Всего их было три, и они располагались равноудалено друг от друга, находясь на диаметре окружности, центром которой была Центральная Башня. Все три сооружения являлись частью внешних крепостных укреплений, выдаваясь немного вперед из-за линии стен. Они были совершенно одинаковые, высотой в три этажа, с обзорной площадкой. На каждой из них были установлены три типа оборонительных механизмов — механическая баллиста, энергетический вуак династии Лукатар и пороховая пушка. Последние Стурастан планировал заменить на более современные гаубицы, однако Хронвек его отговорил, просто рассказав о принципе действия ядерного оружия. Если их захотят уничтожить сильные мира Земли, они это сделают вне зависимости от типа установленного на стенах вооружения. Конечно, при условии, что Призрачный Замок окажется в зоне поражения, а это пока что ему не грозило.
Первым препятствием в башню оказалась дверь. Она не открывалась, несмотря на все усилия Хронвека. Когда Гектор переместился внутрь через План Пути, он обнаружил, что вход завален горой хлама. С помощью Плана Энергий он отодвинул мусор и распахнул створки. Бремер заглянул внутрь и заметил:
— Вы вообще никогда сюда не заходили?
Хранитель отрицательно помотал головой. Инспектор поворошил ногой барахло у входа.
— Кто свалил сюда все эти вещи? Отсюда есть другой выход?
Он открыл карту и принялся ее рассматривать. Авель с любопытством заглядывал ему через плечо. Гектор посмотрел на лестницу, ведущую наверх, на дверь в помещение первого этажа — все было покрыто тонким слоем пыли, и только в центральной части ступеней было чисто, будто кто-то протоптал в ней дорожку. Он отворил низкую дверку в нижний зал и прищурился, вглядываясь в полутьму. Узкие вертикальные оконца давали мало света, однако Хронвек разглядел в центре большую колонну, которая уходила в пол и потолок. Это было явно механическое устройство: башня имела подвижные части, в металле можно было различить смотровые оконца и циферблаты датчиков. Позади удовлетворенно замычал инспектор.
— Вход здесь один. Скажите-ка, Гектор, зачем было заваливать единственный выход изнутри? Чтобы ограничить доступ всем, кто не владеет Планом Пути?
Хранитель развел руками. Возможно, Стурастан заблокировал двери, чтобы сюда не попали близнецы? Что-то на него не похоже. Он бы не стал устраивать такой бардак. Хронвек зашел в комнату и стал изучать странную колонну, единственный предмет в зале. Гектор немного подискутировал с Гансом на тему ее предназначения, затем они поднялись на второй этаж, обнаружив там точно такой же зал с продолжением металлической конструкции. На этом уровне у нее не было лючков и циферблатов, но имелось несколько шестерней. Судя по всему, они поворачивали ее части относительно друг друга. Наверху вдруг послышалась какая-то возня, Гектор поспешил подняться и увидел Авеля. который держал за шиворот маленькое существо с короткими ногами и большой головой. Оно что-то злобно верещало и пыталось укусить вора, но он вытянул руку вперед, обезопасив себя от зубов карлика. Хронвек засмеялся:
— Отпусти нугла, Беззвучный. Что он тебе сделал?
Парень поставил малыша на пол, тот проверещал что-то явно нелестное в его адрес и исчез среди хлама, наполняющего третий этаж. Посреди зала виднелась все та же колонна. Авель недовольно нахмурился.
— Что он тут вынюхивал?
Хранитель махнул рукой.
— Это же нуглы. Они тут повсюду. Им и так достается от детей Стурастана, а тут еще ты.
Инспектор поинтересовался через плечо, прохаживаясь по дорожкам между кучами барахла:
— Я как-то раз видел двоих в Большой Библиотеке. Они что-то тащили. Кто такие эти нуглы?
— Не имею ни малейшего представления. Они вроде родственники лесных фикси, только одичавшие. В любом случае, вреда от них никакого, так что оставьте их в покое.
Из кучи тряпья раздалось возмущенный стрекот. Авель прислушался.
— Что он говорит?
Хранитель, который уже поднимался по лестнице на крышу, ответил:
— Говорит? Не думаю, что нуглы настолько развиты.
Ответом ему была новая порция гневного верещания.

Наверху к своему удивлению Гектор обнаружил каменный трон, точь в точь как в Башне Хранителя. Полицейский с любопытством осмотрел орудия, особенно его заинтересовала рабочая баллиста, стреляющая огромными болтами. Друзья немного полюбовались видом и отправились по стене в следующую Дозорную Башню.
Ее двери не были заблокированы, однако мусора тут было куда больше, чем в предыдущей. Та же самая металлическая колонна внутри, такой же беспорядок внизу и наверху. На втором этаже было чисто, как и в первой башне. Хронвек поднялся на обзорную площадку и неожиданно обнаружил там Даку Кад-Хедарайю — она стояла у стены, разглядывая Катунский хребет. Гектор удивленно спросил, как она тут очутилась. Черная Пантера грациозно пожала плечами.
— Через портал Макуата, как же еще.
— Что еще за портал Макуата?
Она посмотрела на него, как кошка на игривого котенка — иронично-усталым взглядом.
— Гектор, милый. Он у тебя за спиной.
Хронвек оглянулся, но кроме еще одного каменного трона ничего не обнаружил.
— Где?
Дака Кад-Хедарайя подошла к креслу, покачивая бедрами, и уселась в него, снова посмотрев на любовника по-кошачьи. Женщина погладила полированный подлокотник рукой и сказала, не оборачиваясь:
— Привет, Авель. Инспектор, рада вас видеть.
Вор что-то буркнул в ответ, а Бремер подошел и коротко поклонился.
— Мы вас разбудили своим визитом, мадам?
— Еще бы. Особенно Авель — он ходит, как буйвол.
Что интересно, ее слова разозлили вора, хотя и было очевидно, что из всех троих он, безусловно, самый тихий. Черная Пантера скосила на него глаза и, удовлетворенная достигнутым эффектом, добавила:
— Я посмотрела сверху, куда вы отправились, и переместилась сюда.
— Переместилась? — эхом повторил Хронвек.
Бремер щелкнул пальцами.
— Я так и знал, что эти каменные кресла для чего-то тут стоят!
Черная Пантера засмеялась бархатным смехом.
— А вы соображаете быстрее Хранителя. Гектор, ты, правда, не знаешь, что такое портал Макуата?
— Нет.
— Это один и тот же предмет, вынутый из Плана Пути несколько раз и помещенный в разных местах. Прикосновение к ним позволяет перемещаться от одного к другому, но в пределах ограниченного пространства. Они как бы тянутся друг к другу и, если соприкоснутся, то сольются вместе.
Хронвек удивленно поднял бровь.
— Вынуть несколько раз один и тот же предмет? А это возможно?
— А ты пробовал?
— Нет.
— Еще бы. Нормальному человеку такое в голову не придет, но Макуат был безумен, он творил такое, что его изгнали из Физемы в пустыню. Там он вытащил из Плана Материи целый дворец, полный ловушек и всякой чертовщины. Говорят, он все еще стоит где-то в песках и никто не выходил из него живым. Единственным полезным изобретением Макуата был этот портал. Однако, следует знать одну его особенность: если принимающий предмет имеет контакт с другим телом, перемещаемый объект выдавливается из нашей реальности в План Материи и исчезает. Другими словами, если это кресло погрузить в воду или засыпать землей, то перемещаясь сюда, ты попадешь в План Материи со всеми вытекающими из этого летальными последствиями.
— Потому, что в План Материи можно что-то убрать или что-то из него достать, туда можно попасть самому, но нельзя оттуда вернуться.
Инспектор и Авель слушали их, раскрыв от удивления рты. Дака Кад-Хедарайя продолжала:
— Но если немного владеешь эфирной магией, то не составит труда наложить на каждый из предметов заклинание пространственного пузыря.
— Он отбросит от места назначения все лишнее на срок, достаточный для перемещения в момент активации портала. Прекрасно!
— Милый, я так тебя люблю.
Черная Пантера обвила шею Гектора руками и горячо поцеловала в губы. Мужчины переглянулись и отошли к краю башни.
— Не хотел бы я иметь такую жену, — бросил Авель.
— Во-первых, они не женаты и, во-вторых, мне кажется, эти двое — идеальная пара.
Немец усмехнулся и добавил:
— Но ты бы с ней и двух часов не протянул.

Конечно, в следующую Дозорную Башню Хранитель и его избранница попали через портал Макуата. Черная Пантера не умела пользоваться Планом Пути, ее сила была дикой; конструктивная магия женщине не подчинялась, однако многие вещи она делала превосходно. Они появились на крыше третьей башни — сначала Хронвек, затем Дака Кад-Хедарайя. Авель попытался повторить этот трюк, однако у него ничего не вышло. Они с Бремером спустились вниз и пошли по стене. Когда приятели добрались до ворот, Гектор уже ждал их внизу.
— То же самое, что в предыдущих. Вы были правы, инспектор, здесь тоже нет мусора на втором этаже. Что это значит?
— Что кто-то наводит порядок там, где это необходимо. Думаю, другого объяснения нет.
— Но кто?
— Давайте продолжим осмотр замка. Может быть, в процессе мы найдем ответы на часть вопросов.

9. Башня Демонов.

Одна из непосещенных Хронвеком и Бремером башен Призрачного Замка находилась недалеко от последней Сторожевой Башни, поэтому инспектор, недолго думая, отправился к ней. Остановившись у ее подножия — стесанной площадке в скале, к которой примыкала крепостная стена — он задрал голову и посмотрел вверх. Это было крепкое приземистое сооружение из красноватого камня высотой в три этажа. У башни не было верхней обзорной площадки, на ее месте находилась покатая конусообразная крыша. Бремер удивленно рассматривал массивные ворота с резьбой, изображающей всевозможных бестий. Их ручки были сделаны в форме оскаленных морд клыкастых тварей угрожающего вида. На всякий случай, проверив двери на наличие магических ловушек, Гектор уже было протянул к ним руку, когда рядом с ними из воздуха возник Стурастан.
— Постой, мастер Хронвек.
Он подошел, вручил ученику свой табурет и несколько раз повернул сначала одну ручку, затем другую. Раздался щелчок, ворота стали расходиться в стороны, движимые скрытым механизмом.
— Идите за мной.
Дака Кад-Хедарайя взяла Гектора под руку, и у него возникло ощущение, что она не ищет у него защиты, а скорее, наоборот, стремится оказаться поближе, чтобы в опасный момент прийти на помощь. Наставник сложил руки в форму огня и по всему большому залу вспыхнули факелы, закрепленные на стенах. Бремер невольно охнул, увидев огромный трон из костей, такой же высокий длинный дубовый стол, сервированный медной посудой и классическую пентаграмму вызова в центре. На узкие бойницы окон были накинуты тяжелые красные гобелены, а пространство под крышей пересекали многочисленные балки, с которых свешивались веревочные лесенки. Присмотревшись, немец различил в темноте дальней части зала большое каменное ложе, покрытое чешуйчатыми шкурами. Стурастан забрал назад свой табурет, поставил его на пол и уселся.
— Мы в Башне Демонов.
Гектор подождал, ожидая продолжения, но учитель отвернулся и стал разглядывать пентаграмму. Хронвек спросил:
— Это зал вызова?
Наставник не ответил. За него это сделала Черная Пантера.
— Это жилище Рогатого. Ты разве не видишь? Тут даже футуар есть.
— Футуар?
— Что ты все время за мной повторяешь? Да, футуар. Для ухода за рогами.
Она указала на каменный столб рядом с ложем. Гектор подошел к нему и недоверчиво провел рукой по шершавой поверхности.
— Ты не шутишь? Это что-то вроде твоих пилок для ногтей?
— Ага. Давай, Стурастан, рассказывай. Ты ведь для этого тут появился?
Учитель повернулся на табурете, вытянул ноги.
— Существует множество заблуждений, порожденных природной способностью человека забывать события и верить в то, что ему проще понять. Скажи мне, мастер Хронвек, что ты думаешь о Рогатых Демонах? Ты — лучший вызывающий из всех, о ком я слышал.
Хранитель почесал в затылке.
— Многие считают, что они подобны эфирным существам, но я не согласен. Рогатые Демоны умны, дальновидны, даже остроумны. Просто у них совершенно иная шкала ценностей, которую нам, людям, сложно принять. Они получают наивысшее наслаждение от убийства разумного существа, это их природа, но в своем родном мире демоны практически полностью лишены такой возможности. Все они равны по силам, и столкновения приводят к уничтожению обеих сторон, а нужно понимать, что рогатые существа ценят не противостояние и схватку, а именно убийство. Причем не садистское причинение мучений с последующим умерщвлением, а чистую ликвидацию — быструю, кровавую и беспощадную. Мы можем с ними общаться и даже договариваться, причем на их слово можно положиться куда вернее, чем на слово любого другого разумного существа.
Учитель кивнул.
— Я не понимаю, как ты до всего этого додумался. Признаюсь, я даже не понимаю, как ты с ними разговариваешь — язык демонов единственный, который оказался мне не по силам. Но, глядя на результаты твоей работы, на Рогатых Демонов, охраняющих лес вокруг Призрачного Замка в Мирее, я не могу не принять всего того, что ты говоришь. И принимая это, я могу сделать только один вывод относительно предназначения Башни Демонов — это еще одна гостевая башня. Я много размышлял о ее назначении до твоего появления, но теперь уверен — когда-то давно мы заключали с ними союзы, вели переговоры, достигали общих целей. А здесь, видимо, жил один из них – возможно, посол или военный советник. И я думаю, эта башня тебе еще может понадобиться в том виде, в котором она сейчас пребывает. Хранитель, запомни код от двери. Она свободно открывается изнутри и запирается от проникновения снаружи: левая ручка, три вправо три влево, правая ручка, четыре влево два вправо.
Стурастан встал, подобрал свой табурет и, попрощавшись, растворился в воздухе. Черная Пантера заметила:
— Коротышка следит за ними. Ему что, больше нечего делать в своем кабинете?
Хронвек только покачал головой.
— Откуда ты знаешь про эту штуку? Как ее там…
— Футуар.
— Да, футуар. Даже я про него не знал.
Женщина отступила в тень за кругом света от факела и растворилась во тьме, а через мгновение он почувствовал ее горячее дыхание у своего уха.
— Демоны обычно много знают друг о друге, Хронвек. Разве нет?

10. Башня Знаний.

Большая библиотека находилась в просторных подвалах, выложенных песчаником. Свет в помещение поступал по многочисленным оптическим тоннелям, передающим лучи света с поверхности через систему зеркал, поэтому подземелье светилось загадочным, льющимся со всех сторон светом.
Ряды книжных стеллажей были пронумерованы, в библиотеке имелась картотека, все было учтено и классифицировано. Тут нередко можно было наткнуться на нуглов, спешащих по своим непонятным делам, а значит, и на близнецов, которые устраивали на них засады. Идеальный порядок бросался в глаза, нигде не было и следа пыли. Корешки томов стояли ровно, как на параде, рулоны карт и фолиантов разложены идеальными пирамидами, стопки набросков, сделанных сотни лет назад, перевязаны бечевками и укрыты тканью, защищающей от света.
По соседству с библиотекой находился склад экспонатов — еще одно подвальное помещение. В нем хранились различные артефакты трех миров, также скрупулезно пронумерованные и внесенные в книгу учета. Инспектор ходил между рядами, задумчиво поглаживая подбородок. Весь огромный замок пребывал в прекрасном состоянии, однако никто из его жителей не уделял этому вопросу внимания. В библиотеке это особенно бросалось в глаза, но, похоже, только ему одному. Все это было очень странно. Полицейский очнулся от раздумий, услышав голос Гектора, который звал его. Бремер поспешил к остальным.
Из большой библиотеки наверх вела винтовая лестница, которая заканчивалась на вершине Башни Знаний. Ганс не слишком удивился, когда узнал, что Хронвек никогда не поднимался выше ее первого уровня, на котором располагалась читальня. В ней стояли удобные столы с лампами, широкие окна давали много света, стены были выкрашены в белый.
В этом помещении Гектор проводил очень много времени, читальня хорошо была ему знакома, поэтому он нетерпеливо потащил всех наверх. Хранителя внезапно обуяло любопытство, до этого три года сдерживаемое нескончаемыми заданиями наставника. Они прошли один виток ступеней и столпились у хромированной стальной двери, утыканной большими заклепками. Хранитель постучал по ней костяшками пальцев — раздался гул металла. Хронвек провел по металлу ладонью, отошел немного назад и даже хмыкнул с досады — у двери не было ручки.
— Это как понимать? Придется звать Стуру.
Но не успел он открыть План Пути, как знакомый ему голос прогудел в голове:
— Хранитель Хронвек. Ты хочешь войти в резервную библиотеку?
Наследие Хранителя говорило с ним всего три раза до этого — впервые, когда он пришел в себя после аварии, потом во время ритуала посвящения и последний раз, когда он сам просил у него совета перед битвой в Воротах Хаоса. По утверждению Стурастана, Наследие являлось сложным многоступенчатым заклинанием, каким-то образом синхронизированным с базой данных, работавшей на технологиях Зунтра, хотя он не слишком был в этом уверен. Сам учитель слышал голос Призрачного Замка дважды — также как и Хронвек, во время своего посвящения в наставники и в ту ночь, когда появился Хранитель.
Гектор справился с волнением и сказал:
— Да, хочу. Я никогда не был внутри и должен знать, что там находится.
Наследие не отличалось многословием — это Хронвек уже давно понял. Раздалось гудение, послышался громкий щелчок, и стальная дверь толщиной в полметра распахнулась, открыв доступ в зал, набитый электронным оборудованием. Медленно продвигаясь по комнате, освещенной люминесцентными лампами, Хранитель прикасался пальцами к машинам, внутри которых рядами располагались те самые прозрачные параллелепипеды погибшей цивилизации Зунтра, информацию с которых невозможно было прочитать ни одним известным способом. В центре помещения стоял большой терминал, массивный и крепкий, как и все, что осталось от низверженных династий. Когда Гектор приблизился, мониторы засветились голубым, и на экранах появилось изображение ладони, с которой свисала длинная цепочка крупных бус. Хронвек ткнул пальцем в экран, но ничего не произошло. Тогда он заметил углубление в панели, а рядом с ним — уже знакомое яйцо с отверстиями. Оно лежало в специальной ячейке. Хранитель взял его в руку. За спиной раздался голос Бремера:
— Может, не стоит?
Отмахнувшись, Гектор поместил предмет в гнездо. Терминал издал мелодичный звук, и картинка на экранах сменилась на горизонтальную линию, пересекающую мониторы посередине. Синтетический голос произнес что-то на незнакомом языке. Хронвек развел руками.
— Так и знал. Все это слишком старое, придется заниматься расшифровкой. Мы не можем объяснить машине, что нам нужно, а другого способа ввода информации я не вижу.
Голос еще раз сказал что-то непонятное. Инспектор предложил позвать Стурастана, на что ящик снова ответил неизвестно что. Гектор покачал головой.
— Стура так и не разобрался до конца с мертвым языком династии Лукатар, и потом, я не хочу перемещаться из этой комнаты, пока вы внутри — вдруг Наследие заблокирует дверь, когда я исчезну?
Он повернулся к Бесшумному и попросил его позвать наставника. Неожиданно для всех аппарат отреагировал на последнюю фразу, ответив на морантанском:
— Распознан лингвистический профиль Мирея. Поддержка группы языков северного континента.
Хронвек задумался. Что спросить у этого аппарата?
— Какие данные ты можешь предоставить?
Машина ответила после небольшой паузы.
— Память дублирует сведения, которые хранятся в большой и малой библиотеках, а также содержит описание и визуальные модели артефактов хранилища.
— Понятно. Скажи, кто добавляет эти данные тебе в систему?
— Одобренный администратор.
— А кто одобряет администратора?
— Наследие Хранителя.
— Значит, администратор — это Стурастан?
— Уточните вопрос.
— Кто сейчас администратор системы?
— Фатих.
Гектор посмотрел на спутников, прося помощи. Бремер еще не настолько хорошо понимал по-морантански, Авель изучал обстановку. Дака Ках-Хедарайя сказала:
— Кто еще такой этот Фатих?
— Уточните вопрос.
— Что тут непонятного? Фатих — кто такой? Где живет? Чем занимается? Какой он расы — эльф, человек, может, фикси?
— Фатих. Старший специалист. Живет в технических галереях под центральной башней. Руководит подмастерьями, мастерами и специалистами Призрачного Замка. Раса — нугл.
Инспектор с любопытством смотрел, как вытягивается лицо Хронвека. Хранитель даже рот открыл от удивления. Обретя дар речи, он выдавил:
— Ты сказал, нугл?
— Уточните вопрос.
— Повтори, какой расы администратор.
— Фатих — нугл. Нуглы происходят от народца фикси, они обитают исключительно на территории Призрачного Замка. Нуглы лишены магических способностей, но обладают острым умом и талантом к точным наукам.

Хронвек долго молчал. Даже учитель не подозревал о деятельности маленьких созданий, относясь к ним как к забавному дополнению цитадели. Гектору все еще с трудом верилось в то, что коротышки действительно занимались чем-то важным и действовали хоть немного систематизированно. Однако нужно было выяснить еще кое-что, ради чего Бремер и затеял всю эту затянувшуюся прогулку. Хранитель спросил:
— Расскажи, каким способом можно путешествовать между мирами.
Терминал загудел и ответил:
— Для перемещения между мирами необходимо находиться в зоне смещения в момент смены полярности.
— Опиши зону смещения. Что она в себя включает?
— Смещению в потоке переменно-параллельного вращения пространства подвергается зона, ограниченная внешними оборонительными сооружениями Призрачного Замка. Также смещается сеть полостей вулканического происхождения под стенами. Трехмерная схема отображена на экране.
Гектор изучил рисунок и понял, что единственная лазейка для Монарха теперь перекрыта. Это были те самые пещеры, что нашел Бремер. Хронвек задал еще один вопрос:
— Расскажи, каким образом можно не находясь в замке узнать, когда Наследие находит нового кандидата в Хранители?
После небольшой паузы компьютер ответил.
— Через терминал удаленного обмена информацией с Наследием.
— Где он находится?
— Отказано в доступе.
— У кого есть доступ?
— Отказано в доступе.
— Черт!
Авель, который до этого молчал, произнес:
— Что нужно сделать, чтобы получить доступ?
Компьютер ответил:
— Доступ предоставляется только Хранителю. Для получения доступа к сведениям о системе удаленной коммуникации с Наследием Хранитель должен подтвердить свою личность в терминале Зеркальной Башни.
Хронвек заскрежетал зубами:
— Это просто невероятно! Что еще за Зеркальная Башня?!
— Уточните вопрос.
Гектор взял себя в руки и сказал более спокойно:
— Где находится Зеркальная Башня?
— Зеркальная Башня расположена под Центральной Башней.
— Что это значит?
— Уточните вопрос.
— Черт, черт! Авель, давай ты. Я больше не могу терпеть эту железяку!
Вор скользнул вперед и, наклонившись к самому монитору, прошептал, как будто собирался соблазнить искусственный разум:
— Расскажи нам, как попасть в Зеркальную Башню?
— В зеркальную Башню можно попасть через технические галереи под Центральной Башней. Доступ в технические галереи осуществляется через План Пути или через двери нуглов.
— Мастер Хронвек может попасть в галереи через двери нуглов?
— Нет.
— Почему?
— Он не пролезет.
Беззвучный пожал плечами и отошел от терминала. Хранитель махнул рукой, развернулся и вышел из комнаты. Остальные последовали за ним. В Башне Знаний было всего два этажа, ее осмотр подошел к концу. Все еще чертыхаясь, Хранитель отправился в женское крыло — он внезапно понял, что уже поздний вечер, а обед они пропустили.

11. Зеркальная Башня.

Разложив карту на столе, наставник разглядывал ее, задумчиво потирая ладонями.
Солнце село, в его кабинете зажглись желтые лампы. Черная Пантера осталась в женском крыле с Жуадой, оставив мужчин заниматься поисками загадочной башни. Инспектор тоже пристально вглядывался в мелкий рисунок. Он ткнул пальцем в центр изображения:
— Вот. Сноска тринадцать. Давайте посмотрим.
Он сверился со списком в углу схемы, и воскликнул:
— Все понятно! Глядите: “Схематическое изображение Зеркальной башни расположено на обратной стороне документа”.
Стурастан помог ему перевернуть бумагу. Хронвек заметил:
— Это снова Центральная Башня. Ничего не понимаю.
Бремер сел с озадаченным видом.
— Думаю, нам всем нужно выспаться. Прошу меня извинить, господа, я вас покидаю до завтра.
Немец коротко поклонился и вышел. Бесшумный, о котором все, как обычно, забыли, тоже попрощался и поспешил за Гансом. Гектор пожал плечами.
— Пожалуй, они правы, Стура. Я тоже пойду. Может, утром мы что-нибудь придумаем вместе. Я попробую задать еще несколько вопросов терминалу в резервном хранилище, в конце концов, мы разберемся.
— Иди, мастер Хронвек. Я еще посижу тут один, мне нужно закончить пару дел.
Хранитель вышел на улицу и остановился, в задумчивости глядя на звездное небо. В тусклом свете серебрились башни Призрачного Замка. Он открыл План Пути и переместился в нижний зал Центральной башни, подошел к круглому каменному столу с большим циферблатом в центре, облокотился на него обеими руками и нахмурил брови. Перед глазами у него стояла схема замка — в ней чего-то не хватало. У Хранителя возникало ощущение, что конструкция неустойчива, хотя цитадель и была надежно вмурована в гранит Акатака, составляя с ним единое целое. Здесь было что-то другое. Эта неустойчивость не имела отношения к гравитации, но Гектор не мог придать своим чувствам форму и понять их.
Действуя подсознательно, он открыл План Пути. Туман, поглощающий понятие пространства и расстояния, раздвинул бесцветную пелену, открывая места в разных уголках мира Земли. Хронвек подумал о морском побережье — и вот уже перед ним качаются на ветру низкие хорватские сосны, протяни руку, сделай шаг — и ты уже там. Он вспомнил равнины своей родины, и перед ним возникла уходящая за горизонт разбитая русская дорога с редкими березами вдоль обочин. В Центральной Башне План Пути открывался так легко, будто она была центральным коммутатором всех его зыбких тропинок. Но даже из нее нельзя было попасть в другие миры — для этого нужно было ждать, когда Призрачный Замок сменит полярность. Он был кораблем, который бороздил бушующее море переменно-параллельного вращения пространства, надежно удерживаемый в нем…
Киль.
Слово выплыло из тумана Плана Пути и расставило все по местам. Кораблю нужен киль. Центральная башня была главной мачтой, Сторожевые – бортами, а Зеркальная — килем. А главная мачта непременно должна находиться прямо над ним. Получается, тринадцатая башня и есть Центральная, но она — ее зеркальное отражение. И значит…
Из Плана Пути выплыла низкая комната, заваленная хламом. Затертые беленые сводчатые потолки, полки с инструментами, тяжелый низкий стол, запах канифоли и машинного масла… Гектор шагнул вперед и чуть не ударился головой о балку. Он повернулся, согнувшись в три погибели, и с изумлением уставился на коренастого нугла в засаленном фартуке и кожаных очках на большой голове. Он сидел за столом и непомерно длинными руками перекладывал с места на место какие-то бумажки, периодически делая в них небрежные пометки толстой перьевой ручкой.

Нугл Фатих — а это был он — заметил незваного гостя и от удивления открыл рот. Некоторое время Хранитель и старший специалист просто таращились друг на друга. Наконец, хозяин собрался, встал и церемонно, но немного ворчливо поприветствовал Хронвека с прибытием в галереи нуглов. Гектор переспросил, оглянувшись:
— Галереях?
Фатих выбрался из-за стола и вразвалочку подошел к магу.
— Галереи наши по всему замку идут, Хранитель. Эта — самая высокая.
Действительно, от сводчатого коридора отходили проходы поменьше, в которые Гектору ни за что не удалось бы поместиться.
— Куда ведут все эти тоннели?
— Во все части замка ведут. В Дом Чистоты и в Залы Размышлений эти два. А эти — в Башню Наставников и в Башню Узников. Во все башни ведут.
— И в Башню Хранителя?
— Туда тоже ведут галереи.
Хронвек прошел еще немного вперед — свод коридора становился ниже.
— Кто ты?
— Старший специалист Фатих.
— Ты администратор резервного хранилища?!
Нугл гордо выпятил грудь.
— Я старший специалист. Моя обязанность — сохранение данных, в том числе тоже.
— Скажи, Фатих. Нуглы заботятся о замке, правильно?
— Нуглы хорошо делают свою работу. Хранитель доволен?
У Гектора заболела спина, и он уселся на пол.
— Очень доволен. Как так получилось, что про вас не знает Стурастан?
— Стурастан много чего не знает. Не все ему нужно знать, много кто знает, тот плохо спит.
— Согласен. Знаешь, Фатих, я вообще-то пришел, чтобы найти Зеркальную Башню.
Нугл поцокал языком.
— Ты готов уже? Уверен в себе?
— Готов к чему?
Фатих подошел к большому железному рычагу, торчащему из стены и, крякнув, повернул его. Часть пола съехала вбок, Хронвек увидел ступени, ведущие вниз.
— Зеркальная Башня покажет тебе все. Даже то, чего ты увидеть не хочешь, Хранитель. Я должен спросить твоего согласия перед тем, как ты поднимешься на Зеркальную Башню.
— Ты хотел сказать, спущусь?
— Я сказал то, что сказал. Дай мне согласие и иди. Или возвращайся, когда будешь готов.
Гектор немного подумал над странными словами старшего специалиста, провел рукой по волосам и ответил:
— Да, я готов.
Коротышка отошел в сторону, Хронвек поставил ногу на первую ступеньку лестницы, ведущей в темный колодец, и стал спускаться. Когда голова его скрылась в отверстии, из боковых галерей стали осторожно выглядывать многочисленные подмастерья — все они, не сговариваясь, столпились возле люка и замерли, тихо переговариваясь на непонятном языке.

Было темно. Гектор с трудом различал очертания ступеней винтовой лестницы и осторожно продвигался вниз. Наконец, из-за поворота показался ровный пол. Хронвек спустился на него и вызвал пучок фотонов, похвалив себя за аккуратно раскрытый План Энергий. Он отрегулировал и закрепил над головой источник света и подошел к краю площадки. Занеся над ним ногу, Хранитель с криком отшатнулся — перед ним был провал, далее лестница была перевернута вверх ногами, ступени уходили вниз против часовой стрелки, начинаясь острым углом под поверхностью пола.
— Что это за чертовщина?!
Гектор сел на корточки и потрогал первую перевернутую ступеньку рукой. Она была покрыта тонким слоем песка — видно, здесь нуглы не убирались. С удивлением Хранитель обнаружил, что мелкие камешки на зеркальной стороне лестницы не падали вниз, против всех законов физики. Он нащупал в кармане смятую бумажку и бросил — комочек стал падать, но очутившись ниже уровня пола, плавно затормозил и вернулся назад, в ладонь мага.
— Любопытно.
Хронвек решил, что ничего не случится, если он попробует спуститься в провал. В конце концов, он может двигаться и по тыльной стороне лестницы, хотя это и было не слишком удобно. Маг вызвал из уже раскрытого Плана Энергий поток гравитации и сел на край площадки, свесив ноги. Осторожно повиснув на руках, Гектор прыгнул вниз, целясь на потолочную часть перевернутой винтовой лестницы, однако вместо того, чтобы упасть туда, куда хотел, он невероятным образом перевернулся и оказался на первой зеркальной ступени, стоя вверх ногами. Хронвек посмотрел вниз (а точнее наверх) — теперь оставшаяся позади часть спуска выглядела так же дико, как та, на которой он очутился. Хранитель начал понимать, что имел в виду старший специалист.
— Ладно, подниматься — так подниматься.
И он зашагал по ступенькам.

Не спеша шагая по блокам, покрытым пылью, Хранитель думал о том, что последние три года его жизнь напоминает эту самую лестницу — он всегда видел перед собой лишь малую часть предстоящего пути, не имея возможности поднять глаза и посмотреть вдаль. Едва он успевал осмыслить то, что с ним происходило, как судьба вываливала на Гектора новую порцию суматошных событий. Он бежал, с каждым шагом теряя опору под ногами, находясь в постоянном падении. Ему просто некогда было думать о том, что за поворотом.
Даже когда Хранитель оставался в одиночестве, ему не приходило в голову рассуждать об этом. Его прошлое осталось среди обломков разбитого автомобиля на дне ущелья, его будущее было туманно — ведь Гектор ничего не знал о новом мире, который открыл перед ним Призрачный Замок. Только в последнее время Хронвек начал смутно представлять, на что похожа таинственная Мирея. Мертвый Зунтр, напротив, показал ему, что безжизненные пустыни — только ширма, за которой укрыто страшное прошлое, до сих пор способное напомнить о себе самым ужасным образом. И никогда маг не размышлял о том, какие возможности открывает перед ним магия в мире Земли, где о ней ничего не было известно. Чего он мог достичь с ее помощью в человеческом обществе! Бесконечные перспективы использования любой из школ колдовства — от Плана Пути до эфирных заклинаний, позволяющих проникать в самые недоступные и охраняемые места, устранять любые цели, держать в страхе сильных мира сего, оставаясь при этом в тени! Его возможности были безграничны, и вместо этого он тратит время на возню с наставником, который даже не способен колдовать вне цитадели!
Хронвек поднял голову — из-за поворота навстречу ему спускался человек в плаще с капюшоном. Он был крепок, лица было не видно — ткань бросала на него густую тень. Гектор остановился. Незнакомец спросил:
— Ты узнаешь меня?
Хронвек покачал головой.
— Нет. Назовись.
— Мое имя ничего не даст тебе, Хранитель. В имени ничего нет — это просто набор звуков, данных тебе при рождении. Я могу назваться любым именем, и ничего от этого не поменяется.
— Этот набор звуков позволяет отличить тебя от остальных.
— Да? Допустим, я сейчас назовусь. И какие отличия ты увидишь?
— Я не смогу сказать этого, пока не узнаю, как тебя зовут.
— Меня зовут Луазар. Как тебе?
— Привет тебе, Луазар. Кто ты такой?
Фигура в капюшоне развела руками.
— Я — это ты.
Гектор усмехнулся.
— Это довольно громкое заявление, тебе не кажется?
— Ты думаешь, что все знаешь об этом мире. Чего ты достиг за эти годы? Наставник дерет с тебя три шкуры, у тебя нет ни минуты на то, чтобы задуматься или попробовать применить магическую мощь в своих интересах. Разве я не прав?
Хронвек ответил не сразу. Фигура в плаще словно читала его мысли, его сомнения в устах незнакомца обретали форму и смысл.
— Все так, но…
— Но ты все еще в его власти, Хранитель. Ты вообще думал, чего хочет от тебя Призрачный Замок? Чего хочет Наследие и твой наставник? Какие секреты они хранят от тебя?
— Они готовят меня.
— К чему? Возможно, ты просто орудие для достижения чужой цели, как тебе это?
Гектор нахмурил брови и опустил голову. Незнакомец был прав, все эти вопросы требовали внимания, и ничто не мешало Стурастану ответить на них уже давным-давно. Человек в капюшоне добавил:
— Твоя сила не знает себе равных. Ты способен поставить на колени оба мира, а вместо этого вкалываешь по указке наставника и Наследия. Тебя могут звать как угодно — Герцогом, Императором, Повелителем, но ты предпочитаешь зваться Хранителем неизвестно чего. Подумай!
Хронвек поднял голову.
— Твое имя говорит о делах твоих и желаниях, Луазар. Но не это имя, а другое. То, которое ты предпочел скрыть от меня.
— В имени нет ничего, Хранитель. Называй меня как угодно, это не имеет значения.
— Для тебя, может, и не имеет, Монарх. А для меня оно означает, что наш разговор окончен.
Хронвек сузил окно Плана Энергий в точку, а поток фотонов, освещающий путь, усилил в сотню раз. Свет померк, яркий бело-синий луч прошил темноту и фигуру в плаще. Гектор уменьшил мощность потока и расширил проход до прежнего размера — Луазар исчез, а в ступеньке, позади места, где он стоял, образовалась небольшая дыра с раскаленными до красна краями. Хранитель проворчал:
— Фантом. Но какой разговорчивый!
Он продолжил подъем, стараясь ни о чем не думать, однако зерно, брошенное Монархом, упорно проклевывалось, давая ростки. Почему Стура не всегда отвечает на его вопросы? Что он хочет скрыть? Почему Призрачный Замок выбрал именно его? Зачем Хронвеку тратить время на дальнейшее обучение, если он и так уже сильнейший из магов Миреи? Не пора ли ему обрести свой собственный путь, прервав опеку Наследия?
Гектор почувствовал острое желание прямо сейчас переместиться в Свод Диосии, к тем самым магам, что пытались поразить его своей жалкой магией и показать им, кого они действительно должны бояться. Он потянулся к Плану Пути, и тот тут же распахнулся перед ним, открыв темный зал с дрожащими на стенах гобеленами — волны энергии расходились из центра комнаты, там творили волшебство люди в просторных одеждах, воздев руки вверх.
Неожиданно Хронвек вспомнил табурет. Он был совершенно не к месту, старый деревянный табурет Стурастана, основательно потертый хозяйским задом. Маг подумал о долгих часах, которые провел наставник, сидя на нем, пока бездарный ученик пытался управиться с элементарными приемами колдовства. Он вспомнил его терпеливый взгляд, когда Гектор раз за разом обрывал связь с Планом Пути и первое их путешествие сквозь туман из Залов Размышлений на вершину Башни Хранителя, вспомнил, как Стура ворчал каждый раз, когда Хронвек устраивал локальные катастрофы Планом Энергий. Он везде таскал за собой свой табурет, который не шел теперь из головы мага. Неожиданно Гектор словно очнулся. Как мог он всерьез воспринять слова человека, для которого даже собственное имя ничего не значит? Что вообще тогда имеет для него смысл? Сила? Величие и власть? А что они все вместе стоят? Чем они лучше табурета Стурастана, одиноко стоящего в темном чулане? Учитель отвернется от него, если Хронвек пойдет по пути Монарха, он потеряет всех, кому дорог, как потерял их когда-то Луазар, а Гектор чувствовал, что так оно и было. Стурастан дорожит табуретом больше, чем этот человек своим именем. У Хронвека нет ничего общего с Монархом. Ничего. И никогда не будет.
Ступени неожиданно кончились, и Хранитель увидел медную дверь с ручкой в форме кольца. Он потянул за нее и попал в круглую комнату с металлической колонной, торчащей на полтора метра из пола. На ее вершине располагался терминал ввода, похожий на голосовой модуль из резервного хранилища Башни Знаний. По периметру находились панели с циферблатами и мигающими индикаторами, возле одной из них возился нугл, очень сильно похожий на Фатиха, только совершенно седой и морщинистый, как дубовая кора. Он удивленно повернулся, воскликнул что-то непереводимое и заковылял навстречу магу, от волнения корча ужасающие рожи. Присутствие этого нелепого существа в самой таинственной башне цитадели развеселило Хронвека, он забыл о своих недавних сомнениях и спросил:
— Как твое имя, почтенный нугл?
Старикашка остановился.
— Меня зовут Мутарх, Хранитель. Позволь поздравить тебя с восхождением.
— Поздравить?
— Я поздравляю тебя, Хранитель, с восхождением на Зеркальную Башню. Ты сохранил душевную целостность и разум, а значит, теперь четко видишь свой путь. Позволь проводить тебя к терминалу допуска.
Гектор не нашелся, чем ответить на эту выспреннюю тираду, и просто последовал за Мутархом в центр зала, где тот произнес в голосовой модуль что-то на невозможном нугловском языке. До этого Хронвек был уверен, что верещание маленьких созданий имеет минимальную информационную нагрузку, однако сейчас уже сильно в этом сомневался. Система ответила такой же непонятной трелью, экран загорелся синим, и Гектор увидел уже знакомую ладонь с ниткой крупных бус. Мутарх поманил его рукой.
Маг наклонился к панели, послышалось жужжание.
— Дотроньтесь до экрана.
Хронвек ткнул в стекло пальцем. Колонна снова зажужжала и добавила:
— Биологический ключ создан. Введите образец голоса.
— Эээ…
— Образец голоса принят. Хранитель, тебе открыт доступ к системе удаленной коммуникации с Наследием.
Гектор посмотрел на нугла.
— И как ею пользоваться?
Тот приставил палец ко лбу.
— Ты должен вызвать Наследие через План Пути. Ты не сможешь попасть в замок, если он сменит полярность, когда ты будешь снаружи, но ты сможешь связаться с Наследием, пока цитадель не вернется. Ты должен представить Наследие и попытаться попасть к нему.
— Как можно “представить” Наследие?
Мутарх снова ткнул пальцем себе в лоб.
— Образ любого явления есть в голове. Так?
Хронвек кивнул.
— Мне нужно знать что-то еще?
— Да. Для доступа к системе удаленной коммуникации требуется разовый допуск Наставника Призрачного Замка.
— Что за допуск?
— Не знаю. Спроси у своего учителя.
— У Стурастана?
Нугл пожал плечами.
— А что, Воркатан уже не наставник? Когда я последний раз поднимался наверх, Стурастан мыл полы в Женском крыле.
Гектор усмехнулся.
— Хорошо, спрошу у него. Скажи-ка, почтенный. Отсюда есть другой выход? Не по лестнице? Больно уж она неудобная.
Мутарх проворчал себе под нос что-то неразборчивое, а вслух добавил:
— Я могу переместить тебя, когда скажешь. Не пытайся попасть сюда через План Пути, ничего не выйдет. Если что нужно — спроси Фатиха. Нечего тут шастать.
— Хорошо, хорошо. А отсюда я могу уйти с помощью Плана Пути?
— Нет. Тут все это не работает. Ты же понимаешь, мастер Хранитель, что мы сейчас глубоко под землей стоим с тобой вверх ногами в перевернутой Центральной Башне?
— Понимаю. Но причем здесь…
— Притом, что такая резкая перемена вектора притяжения при перемещении через План Пути приведет к твоей дезинтеграции.
Хронвек почесал в затылке.
— Ладно, я понял. Перемести меня в Башню Хранителя.
— Я могу переместить тебя только на вершину Центральной Башни, и больше никуда.
— Почему?
Нугл пожал плечами.
— Не знаю, так все тут устроено. Ну что?
— Давай. Все равно, вариантов…
Закончить Хранитель не успел. В ушах свистнуло, мир качнулся, и он оказался на обзорной площадке Центральной Башни цитадели. В небе мерцали звезды, Хронвек вдруг почувствовал, что страшно устал. Он открыл План Пути, шагнул в свою спальню и с огромным удовольствием забрался в постель. И ночью ему ничего не снилось.

***

Стурастан был страшно взволнован. Он совершенно ничего не знал ни о галереях нуглов, ни о Зеркальной Башне, ни тем более о системе удаленной коммуникации с Наследием. Но волновался он не поэтому, а потому, что у Хранителя ничего не получалось. Сколько Гектор не пытался представить себе говорящее многоступенчатое заклинание, сколько не открывал он План Пути, ничего не изменялось. А тем временем Монарх каким-то образом настроил с ним связь, и помешать ему не было ни малейшей возможности! Гектор с досадой заметил:
— Как же так вышло, что ты не можешь подтвердить мне доступ?
— Да я впервые про это слышу! Я же говорю, что все подтверждаю! Что тебе еще от меня нужно?
Они ругались уже довольно долго, сидя в Залах Размышлений. Их перепалка собрала всех, кроме леди Жуады, которая считала, что суета, не относящаяся к приготовлению пищи и воспитанию детей не имеет к ней отношения. Бремер сидел, подперев кулаком подбородок, и размышлял. Черная Пантера читала, изредка поднимая глаза проверить, как проходит совещание. Беззвучный ковырялся пальцем в ухе, разглядывая потолок. Когда Стурастан, наконец, выдохся, вор заметил:
— Твои дети такие же шумные, как ты.
Наставник открыл было рот, но подумал, и ничего не сказал. Авель добавил:
— Я тут кое о чем поразмыслил…
Дака Кад-Хедарайя оторвалась от книги и протянула:
— Да ты что-о?
Беззвучный ее проигнорировал.
— Ваши отпрыски рассказали мне одну интересную страшилку.
— Страшилки меня не интересуют.
— А мне она показалась любопытной. Вы знаете, что ваши младшие боятся призрака короля-людоеда?
Стурастан уставился на него с довольно тупым выражением. Авель кивнул.
— Они говорят, что если в детскую придет король-людоед, нужно постучать по стене ладонью и сказать: “Наследие, наследие, наставник разрешил”. Забавно, правда?
Гектор подался вперед.
— Что еще за король-людоед?
— Не знаю. В него играют только младшие, это я могу сказать точно.
Стурастан принялся усиленно тереть шею, что-то вспоминая. Наконец, он щелкнул пальцами и воскликнул:
— Точно, помню! Мы тоже в него играли! Да, нужно было хлопнуть по колонне в зале. Я думал, это все мои детские фантазии… У малышей такое яркое воображение!
Бремер попросил Хронвека объяснить, о чем разговор. Выслушав его, инспектор сказал:
— Может, стоит спросить об этом кого-нибудь из младших?
Хранитель прищурился.
— Это детская игра.
— Детей обычно не воспринимают всерьез. Детей и стариков. Посмотрите на Авеля — он вор. Воры умеют слушать, они знают, кто все видит и слышит, и кого при этом никто не замечает. Нищие и беспризорники, старики и детвора — поговори с ними на равных и узнаешь все, что угодно. Позовите Иону, пусть она расскажет нам про короля-людоеда.

Малышка Иона была веселой и ужасно болтливой. Едва она увидела Авеля, тотчас забралась к нему на колени. Ему не пришлось ее уговаривать — как только девчонка поняла, что от нее хотят, из нее полился нескончаемый поток слов. При этом она энергично размахивала руками, а когда дело дошло до хлопков по колонне, Иона вскочила, подлетела к отцу и влепила ему с размаху по ляжке. Стурастан вскрикнул и схватился за ногу. Испугавшись последствий своей выходки, малышка снова залезла на колени к Беззвучному. Вор спросил ее мягко:
— А этот король-людоед, как он выглядит?
— Как король. У него корона и плащ, и меч.
— А почему он призрак?
— Потому, что он прозрачный.
Авель хитро покосился на Хронвека.
— А почему старшие в него не играют?
— У старших в комнате его не бывает.
— Понятно, Иона. Скажи, а все младшие живут в нижнем зале Башни Наставников?
— Да. У нас большая круглая комната и туда нельзя дылдам, там только мама бывает, проверяет порядок. У нас всегда порядок, мы все кладем на место и пол моем по очереди. А еще…
— Погоди-ка. А если приходит король-людоед, что нужно делать?
— Нужно хлопнуть рукой по железной колонне и сказать: “Наследие, наследие, наставник разрешил!” И призрак сразу пропадает.
— А если не сказать?
Иона сделала большие глаза.
— Ууу! Он тебя съест.
— Интересно. Стурастан, скажите, а что там за колонна такая в детской?
— Металлический столб. Всегда там был, сколько себя помню.
Вор погладил пальцами подбородок и улыбнулся.
— До скольки лет малышня живет в нижнем зале?
— До шести. Потом они переселяются к нам, чтобы учиться.
— Ага. Поэтому призрак перестает им докучать. Ну что, Хронвек, может, пора заглянуть в детскую Стурастана? Между прочим, это единственное место, в которое нас не затащил Бремер.

Днем нижний зал Башни Наставников пустовал — малыши играли во дворе. Посередине торчала полированная металлическая колонна, возле стен аккуратно застеленные кровати, коробки с игрушками и тумбочки. Тут действительно было очень опрятно. Осмотр ничего не дал, и Стурастан уже было собрался уходить, когда инспектор окликнул его:
— Дорогой наставник, позвольте внести предложение.
— Вы что-то придумали?
— Возможно, Гектору стоит попытаться вызвать Наследие откуда-то за пределами замка, тогда фокус сработает?
— Что же, давайте проверим.
Хронвек кивнул и тут же исчез — он переместился на базальтовый гребень, торчащий острой гранью из зеленого моря кедров в нескольких километрах от крепости. Авель сел на край кровати. Какое-то время ничего не происходило, а затем воздух возле колонны подернулся рябью, и перед ними предстал прозрачный Хранитель — он с удивлением разглядывал детскую.
— Эээ… Стура, вы меня видите?
— Видим. Ты призрак.
Послышался пронзительный визг, и мимо них пролетела Иона, которая все это время подглядывала из-за двери. Она бросилась к колонне, и, шлепнув по ней ладонью, звонко крикнула:
— Наследие, наследие, наставник разрешил!

Голограмма пропала, а далеко на скале, посреди тайги, Хранитель почувствовал, как в голове у него разворачивается подробный отчет о деятельности Великого Заклинания Наследия Хранителя Призрачного Замка за последние два дня. Магический зонд неустанно сканировал пространство трех миров, разыскивая новых учеников, он искал червоточины в пространстве, затыкая их по возможности, проводил учет данных цитадели и обновлял сведения, поступающие из Дозорных Башен. С помощью этого канала связи можно было узнать множество совершенно непонятных и необъяснимых вещей, но самое главное — через него проходила информация о местонахождении потенциальных Хранителей. Гектор прервал контакт и появился в детской. Стурастан строгим голосом отчитывал Иону, которая спряталась за спину Беззвучному и выглядывала оттуда, морща носик. Хронвек прервал воспитательный процесс своим появлением. Наставник вопросительно задрал бровь, а Гектор сказал:
— Судя по всему, наш Монарх — несостоявшийся Хранитель.
— Что?!
Маг уверенно кивнул.
— Он смог получить доступ в Зеркальной Башне, но по какой-то причине больше не может попасть в Призрачный Замок. Что не мешало ему все это время подключаться к Наследию по удаленному протоколу. Для подтверждения соединения необходимо разрешение наставника цитадели и, по всей видимости, на эту роль подходит любой из наследников. Стура, ты говоришь, что тоже играл в короля-людоеда?
— Да.
— Интересно, сколько Монарху лет? Сколько поколений он пудрит детишкам мозги, заставляя их открывать ему доступ к Наследию? Если бы не чутье Авеля, мы бы никогда не разгадали эту загадку.
Вор деланно поклонился. Гектор добавил:
— И еще. В Зеркальной Башне я поговорил с одним типом, который пытался выдать себя за мою совесть, как бы странно это не звучало. Мне удалось у него кое-что выяснить. Монарху неизвестно твое имя, Стура, а значит, он ничего не знает о происходящем в замке. Больше у него не будет доступа к нашим системам, его преимущество сошло на нет.

Проводив гостей и торжественно заперев двери нижнего зала, Стурастан отправился к леди Жуаде, чтобы сообщить ей о переезде детской. Он был готов предоставить малышне второй этаж Башни Узников, но подозревал, что мать этот вариант не одобрит. По дороге он заглянул в свой кабинет, где в большой керамической ванночке плавали, погруженные в кислоту, остатки настроенного сонного дымчатого кристалла.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о