С Новым Годом, Илон!

Прибор для широкополосного измерения плотности радиоактивного излучения весело блестел на солнце. Первый пилот прищурился, разглядывая показатели на мониторе. Стальной агрегат выглядел несколько неуместно посреди зелёного луга, покрытого жёлтым ковром цветущих одуванчиков. Чуть правее, на границе поля зрения, носилась по сочной траве Катенька. Мужчина помахал ей рукой, девчонка подбежала, и, с трудом выговаривая слова, протараторила:
— Папочка, папочка! Смотри, какие цветочки, прямо как в книжках! Я нарвала целый огромненький букет!
Он сел на корточки и посадил дочь на колено.
— Отнеси маме, ей понравится.
Катенька энергично кивнула, сорвалась было с места, но тут же остановилась:
— Папа, скажи-ка мне, а тут растут ёлки?
Он обвел взглядом край поля, но не увидел ни одного темного ствола — сплошные березы, осины да рябины шелестели листвой. Отец погладил дочку по голове и ответил:
— Елей тут нет.
— Жалко — немного печально сказала Катенька.
— Почему жалко?
Девочка уселась в траву:
— Без ёлки Дед Мороз не придет.
Он рассмеялся и ответил:
— Дед Мороз только в Новый год приходит. А сейчас…
Тут он вдруг замолчал и задумался. Дочка спросила:
— А что такое — Новый год? Когда он будет? Скоро?
Первый пилот прочертил в воздухе пальцем круг и сказал:
— Земля совершает полный оборот вокруг Солнца за триста шестьдесят пять дней. Каждый полный оборот — это один год. Так измеряется время.
Малявка в задумчивости засунула в нос палец, но заметив неодобрительный взгляд отца, вытащила его и спрятала в кулак.
— Значит, Новый год будет только через триста шестьдесят пять дней?
Он весело рассмеялся, а потом вдруг резко замолк и задумался. Дочка дернула папу за рукав, он очнулся и сказал:
— Сходи к маме, скажи ей, что она мне нужна.
Катенька убежала, а первый пилот сел в густую траву и снова погрузился в размышления.

***

Полет Фалкона-10000 должен был продлиться сорок два года. Безумный мечтатель Илон шел к этому всю свою жизнь, продвигаясь от примитивных многоступенчатых ракет к возвратным шаттлам, а от них — к системам межзвездного перелета. Его мечту — флагман Ф-10000 собирали в космосе, на орбите, поэтапно доставляя детали, изготовленные в разных уголках Земли. Целью экспедиции была третья планета системы Альфа-Центавра, а ее задачей — колонизация нового мира.
Иван Юрьевич Демидов был назначен первым пилотом, Сандра Крейн — вторым. Больше на борту людей не было, остальное место отводилось для систем наземного жизнеобеспечения, эмбрионов сельскохозяйственных животных, систем искусственного вынашивания, банка семян, анабиотических камер и опломбированного энергоблока для возврата экспедиции.
Гениальный инженер Илон вложил в этот проект все свои средства. Благодаря разработке системы усиления волновой составляющей, которая изменяла дуальные свойства Фалкона-10000, смещая их в сторону электро-магнитной природы вещества, флагман мог довольно быстро разогнаться до скоростей, близких к световым. Это дало возможность осуществить перелет к соседней звезде и вернуться за время, не превышающее одного века.
Старт прошел успешно. Космический лифт Ф-1000 доставил экипаж на орбиту, все системы были проверены, и огромный корабль, окружённый синеватым сиянием электромагнитного поля, оторвался от материнской пуповины. Голубая планета за несколько часов превратилась в горошину, а затем и вовсе пропала.
Проверив курсовые установки, пилоты легли в анабиотические саркофаги и погрузились в летаргический сон при температуре восемнадцать градусов Цельсия. В этом состоянии они провели тридцать восемь лет.
За четыре года до окончания полета автоматические системы разбудили экипаж, чтобы пилоты могли внести поправки в курс Фалкона-10000. Они вошли в зону притяжения чужой звёзды, успешно зафиксировали флагман на орбите третьей планеты системы, однако высадиться не смогли — Илон не мог предвидеть, что атмосфера планеты в верхних слоях движется с огромной скоростью, создавая ветры такой силы, что ни один из запущенных зондов не продержался и пяти минут.
После анализа всех полученных данных, экипаж принял решение возвращаться. Они инициировали протокол разблокировки резервного энергоблока, проложили курс и вновь погрузились в летаргический сон.
Иван сильно сблизился с Сандрой за время их путешествия, и это было не удивительно — их выбирали из множества, пилоты должны были подходить друг другу во всех отношениях. Когда Крейн вышла из анабиоза, прошло ещё тридцать восемь лет, а ребенку в ее животе было шесть биологических месяцев.
Фалкон-10000 двигался быстро благодаря системе дуального смещения, она окружала его особым полем, которое придавало флагману свойства волны, но в то же время полностью блокировало любую радиосвязь. Поэтому пустая планета, покрытая шумящими лесами, полными дичи, стала для них неожиданностью.
Экипаж Фалкона не знал, что произошло. За восемьдесят четыре года от человечества не осталось ни следа, люди исчезли вместе со всеми крупными млекопитающими. Города заросли деревьями, дороги разрушила эрозия. Катастрофа произошла вскоре после их отлёта, и о ее причинах оставалось только гадать.

***

Иван очнулся от раздумий, когда ее рука легла на крепкое плечо мужчины.
— Катенька сказала, ты звал меня, милый?
Первый пилот поднялся и обнял ее:
— Показатели радиации, химических и бактериологических агрессоров в норме. Это все та же Земля, с которой мы улетели.
— Это хорошо. Знаешь, за эти годы я так привыкла, что мы только втроём… Мне будет не слишком сложно принять тот факт, что человечества больше нет.
Он поцеловал Сандру в лоб.
— Ты знаешь… В секции три, где хранятся образцы семян пшеницы, должна быть бутылка Клико. Илон хотел, чтобы мы открыли ее после посадки.
— Думаю, он имел в виду не такое приземление.
Иван взял ее под локоть, и пара двинулась в сторону флагмана, который угрюмо смотрел на них закопченными боками с края поляны. Они нашли в третьем отсеке стеклянную бутылку, женщина распаковала три металлических пакета высокоэнергетической питательной смеси, положила на стальной намагниченный поднос, и они вернулись назад, на залитый солнцем луг, усеянный одуванчиками. Сандра позвала Катеньку, которая продолжала, как ошалелая, носиться кругами по траве. Первый пилот открыл бутылку:
— Ты знаешь, я сейчас понял одну вещь.
— Да?
— Пока мы летели в режиме электромагнитной волны, корабль испытывал влияние искажения пространства-времени.
— Конечно, так и должно быть.
— Так вот, в результате этого все часы на борту показывают неверное время и дату. По моим расчетам, погрешность может превышать три-четыре месяца.
Сандра на секунду задумалась и согласно кивнула. Иван продолжил:
— Выходит, мы теперь не знаем, когда наступит новый год.
Девочка испуганно вытаращила на отца голубые глаза:
— А как же Дед Мороз, папочка! А подарки?!
— Не волнуйся, малышка. Как ты и сказала, следующий Новый Год наступит ровно через триста шестьдесят пять дней. А это значит, что прямо сейчас — самый первый Новый Год. Первое Января первого года.
Женщина рассмеялась и воскликнула:
— Первый год новой эры! А мы с тобой — будто Адам и Ева. Очень романтично, хотя и немного грустно.
Он серьезно посмотрел на свою женщину и добавил:
— И бог. Бог у нас тоже теперь новый.
— И как его зовут? — она тут же поймала настроение первого пилота, ее глаза внимательно смотрели на Ивана. Он сказал:
— Его зовут Илон.
— Почему он?
Мужчина показал на покрытый полосами черной копоти корпус Фалкона.
— Я думаю, он знал, как все будет. Давайте выпьем. С Новым Годом, Илон!
Из-под слоя черной сажи, налипшей на борт корабля во время приземления, на них глядели серебристые буквы:
МЕЖЗВЕЗДНЫЙ ВОЗВРАТНЫЙ КРЕЙСЕР Ф-10000. И ниже, черными, крупно — название флагмана:

КОВЧЕГ

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments