Май

Разноцветные вспышки на темном небе. Пахнет свежей краской. Старым домом. Вскопанной землей.
Ветер гонет по утоптанному двору пыль и мелкий мусор. Николай Семеныч ушёл за пивом, да так не вернулся. Василий покрутил плитку домино, положил ее обратно, на обитый жестью деревянный стол. Быстро темнело.
Из-за угла кирпичного старого двухэтажного дома выбежала девочка. Василий махнул ей рукой. Она заметила и подбежала, весело подпрыгивая.
• Тебе не пора домой, Ариночка?
Она забралась на скамейку и пристроилась рядом с дедом.
• Ага. Сейчас пойду. Дед, а что это ты тут сидишь, один?
• Так нет никого.
• А что ты со всеми не пойдешь? Все празднуют.
Василий покачал головой.
• Не могу.
• А почему?
Он переставил пару плиток местами, помолчал немного.
• Стыдно мне.

В небе расцвел золотой шар первого залпа праздничного салюта. Девочка вскочила и стала трясти Василия за руку.
• Дед, смотри, смотри скорее!
Он посмотрел, и снова принялся собирать из плиток фигуры. Включился уличный фонарь.
• Дед?
• Что, Ариночка?
• А зачем салюты пускают?
• Салюты… Салюты пускают, чтобы призраков отпугивать.
• Даа? А это помогает?
Василий пожал плечами.
• Не всем.
• Дед, дед! А зачем их отпугивать? Призраков?
• Чтобы они вопросы неудобные не задавали.
• Неудобные? Какие неудобные?
• Такие, на которые отвечать неприятно, Ариночка. Иди-ка ты домой, мама уже волнуется. Из окошка посмотришь.
Она убежала в сырой подъезд, из которого пахло плесенью. Дом давно уже пора было сносить, да все никак. Василий покачал головой, словно осуждая кого-то, неизвестного. В небе снова бабахнуло.

***

Ровно год назад пришёл к нему ночью призрак. Сел на кровать и спрашивает:
• Узнаешь?
Василий узнал.
• Ты мой дед, Никон.
• Не забыл. Хорошо.
За окном расцвели воздушные цветы и осыпались разноцветным дождем.
• Что палят?
Василий пожал плечами.
• Так праздник же.
• А что празднуют?
• День Победы.
Никон приподнял одну бровь — он всегда так делал, когда удивлялся.
• Какой такой победы?
• Нашей победы, дед. Ты что ж, забыл?
Дед поднял вторую бровь.
• Не слыхал. А кого это вы победили? Ну, рассказывай давай!
Василий тут как-то весь съежился, и натянул повыше одеяло.
• Да не мы, дед. Вы победили.
• Ааа. Понятно. Так а что ж тогда празднуете, раз не вы победили?
Тут Василий совсем растерялся. Задумался. А Никон сидит молча, смотрит.
• Так это чтобы показать, что помним, что гордимся. Поэтому.
Никон погрозил внуку пальцем.
• А что это ты помнишь? Витьку жареного помнишь? Который в болоте насмерть замёрз? А как Матвея радиста танком задавило? Ни рации, ни Матвея. Не помнишь. Я вот помню. Как со мной Николай Иванович Федорин намучался, пока осколок из спины доставал. Щербатый очень осколок попался, никак не хотел вылезать. А как портянки на Малиновом Яру стирали… А Глаша из медсанбата…
Он почесал небритую щеку, вокруг глаз собрались веселые морщинки.
• Есть что вспомнить. Не скажу, что всем горжусь, но пожил не зря. А ты-то чем гордишься?
Василий ответил не сразу. Неудобные у деда вопросы все какие-то, не знаешь, как бы так сказать, чтобы потом тошно не было.
• Горжусь, что врага победили. Для потомков, для будущего.
• Да, и то верно. Хорошо мы их тогда причесали. Небось, до сих пор оклематься не могут!
Василий снова натянул повыше одеяло. Дед посмотрел на него пристально, словно мысли прочитал.
• Это что ж получается? Их дети лучше наших живут? Как же так вышло то?
За окном снова засверкали огни.
• И чем же вы гордитесь? Чем гордитесь, Васенька?

***

Проснулся Василий и всю ночь не смог глаза сомкнуть. Поэтому и сидел сегодня один, а мужики ушли праздновать. А он не мог. Встал, собрал домино в коробочку и скрылся в темном сыром подъезде старого дома, который построили те самые люди, те самые призраки, которых каждый год отпугивают яркими вспышками в ночном небе.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Михаил
Гость
Михаил

Правда, мы празднуем не нашу победу, а наших отцов и дедов. Но этот праздник напоминает об их ратном подвиге и не даёт о нём забыть. Я могу понять как уже мёртвый солдатик упал на амбразуру ДОТа и стал героем. Но как можно было высидеть в траншее зиму и лето четыре года и не умереть от воспаления легких и даже насморк не подцепить и при этом не получить никакой награды — вот этого понять невозможно. Это квинтэссенцией звучит в строке песни Булата Шавловича Окуджавы : » А мы с тобой, брат, из пехоты . А летом лучше, чем зимой.» Нынче их… Подробнее »