Книга Смерти

В полутемном библиотечном зале никого не было.
Бруно прошел мимо рядов книжных стеллажей, с которых роботы-пылесосы с жужжанием собирали пыль, мимо столов для чтения с маленькими лампами, дающими желтый свет, миновал картотеку, представленную полуавтоматическими шкафами с пластиковыми язычками-носителями данных о хранящейся в Мировой Библиотеке литературе. Здесь находились только наиболее популярные вещи, всего восемьдесят тысяч книг. Остальное можно было найти на серверах, что стояли в подвале, защищенные десятиметровой бетонной стеной. Бруно повернул за угол и остановился у лакированной двери, изготовленной из светлого дерева. Мужчина постучал.
Главный смотритель Мировой библиотеки, входящей в систему Лондонского Банка Консолидированных Данных смерил Бруно цепким взглядом и кивнул.
— Проходите, мой друг.
Гость осмотрелся. Кабинет был небольшой, из окон открывался вид на Темзу. Хозяин указал на чайный столик, помог Бруно устроиться и сел сам. Поблагодарив, молодой человек уже хотел представиться, но смотритель библиотеки крикнул куда-то за спину:
— Р-55, принеси нам чаю и чего-нибудь сладкого! — он повернулся к своему гостю и спросил:
— Вы предпочитаете крекеры, русские баранки или традиционные американские блинчики?
Бруно вежливо улыбнулся и сказал:
— Баранки? Это интересно.
— Отлично. Р-55, принеси нам к чаю баранок!
Он пригладил седые волосы и спросил:
— Вы — Бруно Котаговски, все верно?
— Да, сэр. Мы договаривались на час, но я пришел несколько раньше, поскольку…
— Вы терпеть не можете опаздывать. Да-да, я знаю. Итак?
С тихим жужжанием подкатил робот-дворецкий и принялся расставлять чашки. Бруно ответил:
— Господин Энтон, сэр. Как я писал ранее, нашему журналу нужна по-настоящему интересная история из Мировой библиотеки. На первый взгляд этот запрос может показаться странным, ведь именно здесь и хранятся все самые удивительные произведения человечества, но согласитесь — выбрать из них одну-единственную, самую невероятную, под силу только одному человеку.
Сэр Энтон ловко размешал сахар в чашке из тонкого фарфора и улыбнулся.
— Лесть, молодой человек, должна быть тонкой. И чем ваш собеседник старше, а, следовательно, и умнее, тем более искусно нужно заворачивать ее в слова. Я прощаю вас, но обещайте, что не дадите мне еще одного повода учить гостя манерам.
Бруно смутился, но тут же взял себя в руки.
— Обещаю, сэр. Итак, вы поможете журналу «Просвещение и знание» найти для его читателей по-настоящему удивительную историю?
Смотритель кивнул.
— С удовольствием. Давайте немного пройдемся.
Допив чай, Бруно поднялся и последовал следом за Энтоном Зулле, который уже почти двести лет являлся президентом Всемирного Банка Знаний, но в последние несколько лет сократил список своих обязанностей, перейдя на тихую должность смотрителя Мировой Библиотеки. Энтон отпер небольшую дверку в дальнем конце кабинета, и они попали в плохо освещенное помещение со стальными стенами, вдоль которых располагались стеклянные витрины кубической формы, слабо подсвеченные снизу белыми лампами. Бруно наклонился над одной из них:
— Декларация независимости США? Я и не знал, что ее держат именно здесь.
— Ну, это не слишком важно, где ее держат. Копию можно запросить в любом отделении Мирового банка данных. Концепция демократии давно себя изжила, теперь это всего лишь память об ошибках человечества.
Корреспондент провел пальцем по другому кубу:
— А это что?
— Это Библия, мой друг.
— Библия? Но зачем? Ее можно найти в тумбочке номера любого отеля!
Зулле улыбнулся.
— Любая информация подвергается неизбежной цензуре, и чем больше проходит времени, тем сильнее отличается она от изначальной версии. Перед вами первоисточник. Думаю, вы сильно удивитесь, прочитав даже первую страницу.
Бруно в волнении схватил смотрителя за плечо и воскликнул:
— Потрясающе! Эта история действительно потрясет наших читателей! Да что там, она потрясет весь мир!
Энтон отвернулся и побрел дальше. Гость с удивлением последовал за ним. Старик проворчал:
— Не думаю, что она кого-нибудь потрясет. Скорее — разочарует. Знаете, я хотел показать вам нечто действительно интересное.
Они прошли мимо светящихся кубов и достигли ступеней, ведущих вниз. Спускаясь, Бруно подумал, что все это очень напоминает вход в военный бункер или хранилище урано-валютного резерва. Смотритель прислонил ладонь к стене, раздалось гудение скрытых в толще металла моторов, и та скользнула в сторону. С опаской озираясь по сторонам, корреспондент вошел вслед за Энтоном.

Небольшая комната была пуста, только в центре стоял стол, заключенный под стеклянный колпак. На столе лежала закрытая книга. Смотритель подошел, провел рукой по толстому защитному экрану и сказал:
— Перед вами Книга Смерти.
Бруно удивленно поднял брови:
— Что, простите?
— Книга Смерти, автор — Джон Смит.
Газетчик эхом отозвался:
— Смит?
Энтон Зулле кивнул:
— Представьте себе. Он не стал выдумывать псевдонимов. Просто — Джон Смит.
— И о чем же эта книга?
Смотритель развел руки в стороны:
— Я не знаю.
От удивления у Бруно брови еще больше полезли вверх:
— Не знаете? То есть как?
— Очень просто, мой друг. Я ее не читал.

Сделав вокруг стеклянного колпака несколько кругов, корреспондент, наконец, не выдержал:
— Я не понимаю! Вы держите эту книгу под такой защитой, но при этом даже не читали ее? Или вы имеете в виду, что не читали оригинал, поскольку он слишком ценен, чтобы его открывать? Но в таком случае, вы должны были ознакомиться с его копией!
Смотритель, похоже, получал настоящее удовольствие, наблюдая за молодым человеком. Старик ответил:
— Копия? Упаси вас Бог. Никаких копий!
— Но тогда…
Парень посмотрел на смотрителя и прошептал:
— Вы хотите впервые опубликовать отрывок этой книги в нашем журнале?
Зулле расхохотался:
— Господи, конечно же, нет! С чего вы взяли?
Корреспондент сконфуженно пожал плечами:
— Но зачем вы тогда решили мне ее показать? Что я смогу написать о книге, которую даже не открывал? Я должен хотя бы бегло просмотреть ее.
— Не обижайтесь, господин Котаговски, но это просто невозможно.
— Невозможно? Но почему?
Старик потер подбородок:
— Я немного неверно выразился. Открыть книгу вы, конечно, сможете. И успеете даже прочитать некоторое количество страниц, но затем вас убьет яд, которым она пропитана.
— Яд? Так вот почему она называется Книгой Смерти!
Смотритель отрицательно помотал головой:
— Вовсе не поэтому. Ядом ее пропитали намного позже, чтобы исключить возможность похищения. Хотя это совершенно излишняя мера, на мой взгляд.
— Излишняя? Но почему?
— Понимаете, молодой человек, дело в том, что творение Джона Смита называется Книгой Смерти потому, что тот, кто прочтет ее, непременно покончит с собой в самые кратчайшие сроки и сделает это с удивительным энтузиазмом.

***

Бруно уже много раз обошел стеклянный колпак и по часовой стрелке, и против нее. Смотритель с улыбкой наблюдал за ним. Наконец, корреспондент воскликнул:
— А если я не стану дочитывать ее до конца?
— Это невозможно. Слог Джона Смита настолько совершенен, а его рассуждения и манера изложения столь увлекательны, что не было ни одного читателя, который смог найти в себе силы и бросить чтение. Повествование затягивает в воронку буквально с первой строки, и после этого человека уже не спасти.
Котаговски, наконец, успокоился.
— Но как же… Я вижу, что это серийное издание. Сколько было выпущено экземпляров?
— Десять тысяч.
— Господи! Десять тысяч человек покончили с собой?!
Старик покачал головой:
— Нет, мой друг. Вы неверно считаете. Этот тираж убил пятьсот миллионов.
— Что?!
— Именно так. Из рук в руки, до дыр, как говорится. Со страхом и любопытством они открывали раз за разом смертоносные книги.
Бруно снова бросил взгляд на лежащий под колпаком том, у него задрожали колени, и парень опустился на пол. Смотритель продолжил:
— Тогда и возникла организация, которая называется теперь Всемирным Банком Знаний. Наши основатели искали Книги Смерти по всему миру, сжигая их в пепел. Они трудились, стирая творение Джона Смита из истории, подменяя факты и придавая катастрофе иную форму. На то, чтобы полностью изъять весь тираж, ушло почти десять лет.
— Я читал об этом! Черная Хворь, десятилетняя эпидемия смертельного вируса, от которого не было никакого лекарства! Это было больше двухсот лет тому назад! Старик кивнул:
— Все верно. Люди не должны знать истинных причин катастрофы.
Котаговски некоторое время молчал, глубоко задумавшись. Наконец, он оторвал взгляд от лежащей на столе книги и сказал:
— Но одна все же осталась.
Смотритель Мировой Библиотеки глянул на него острым взглядом:
— Это знание. Смертельно опасное, но при этом бесценное. Возможно, когда-то наступит время, когда эта книга окажется единственным средством спасения человечества.
— Спасения? — в голосе Бруно звучали какие-то детские нотки, он немного напоминал испуганного ребенка. Сэр Энтон посмотрел на него сверху вниз и протянул корреспонденту руку.
— Вставайте. Я ни на что не намекаю, но вы сами знаете, угроза критического перенаселения не раз вставала перед человечеством…
— Понимаю. Эта книга, как она уцелела?
Зулле снова пригладил волосы и улыбнулся.
— Ее удалось найти в одной общине, где шедевру Джона Смита поклонялись, как божеству. Группа захвата была вынуждена уничтожить почти всех жителей деревни, так яростно они охраняли свою реликвию.
— И потом ее поместили сюда?
— Нет. Потом ее прочел командир отряда спецназа. Когда он закончил, они уже летели в самолете в Лондон. Майор выстрелил себе в рот из своего любимого магнума пятидесятого калибра, пробив в обшивке огромную дыру и повредив систему стабилизации курсовой устойчивости. Самолет упал в предгорьях Альп.
— Какой кошмар.
— Да. Затем Книгу Смерти подобрал местный браконьер, Пьер Кулье. Он не знал, что она из себя представляет, и отнес ее вместе с остальным скарбом на свалку металлолома, где ее и прочитал Марк Ферри, хозяин пункта переработки. Потом ее прочла его жена, сын и невестка. Когда Кулье вернулся за деньгами, он нашел только трупы.
Бруно прошептал:
— И что потом?
— Когда он вошел, Книга была раскрыта, девушка не стала прикрывать ее, закончив чтение, она просто встала, подошла к электрощиту и сунула себе в рот оголенный провод под напряжением. Так что, Ферри тоже не задержался на этом свете.
— Это ужасно.
— Согласен. Их нашли спустя месяц. Все это время в помещении работали камеры, которые зафиксировали все, то произошло. Раз в неделю к Ферри приходила слабоумная уборщица, которая протирала пыль, мыла полы и все такое. Она сделала свою работу, выбросив трупы в мусорный бак, проветрила помещение, убрала пятна крови и ушла, прихватив с собой Книгу Смерти.
Корреспондент покачал головой:
— То, что вы рассказываете, не укладывается в голове. Бедная женщина. Кто был следующей жертвой?
— Никто. Уборщицу звали Марта, она жила в фургончике в нескольких километрах от свалки. Специалисты Всемирного Банка Знаний нашли ее, изъяли и изолировали книгу, а женщину передали на попечение в психиатрическую клинику.
— Марта была жива?! Значит, Книга Смерти действует не на всех?!
— Нет, что вы. Исключительно на всех.
— Но она открывала ее и осталась жива! Выходит, ее помешательство явилось защитой от работы Джона Смита!
Смотритель отрицательно покачал головой:
— Знаете, в 1774 году, в предыдущую эпоху, великий драматург Иоган Вольфганг Гете создал роман “Страдания юного Вертера”, который стал причиной массовых самоубийств юношей и девушек. Книгу вынуждены были запретить, а ее копии изъять из обращения. Чем нежнее разум, чем более он несовершенен, тем проще обмануть его сильным словом. Работа Гете не идет ни в какое сравнение с шедевром Джона Смита, а ведь даже она была способна подвести черту под судьбами множества людей. Нет, слабоумие не способно защитить от Книги Смерти.
— Но почему? Почему она осталась жива? Она забрала ее из дома мусорщика, неужели Марта ни разу ее не открывала?
— Конечно же, открывала.
— Тогда в чем причина?
Смотритель улыбнулся:
— Уборщица не умела читать. Ей нравилось рассматривать красивые орнаменты на полях страниц.

***

Ошарашенный, Бруно вернулся в кабинет бывшего президента Всемирного Банка Знаний. Он сел за стол и заметил:
— Мы не можем опубликовать эту историю. Нам просто не позволят. Да я и сам не позволю себе этого сделать.
— Полностью с вами согласен — смотритель открыл лакированный старинный секретер мореного дуба и что-то достал из него. Подойдя к корреспонденту, он протянул ему тонкую потрепанную книжку:
— Вот. Это станет отличной статьей для вашего журнала.
Котаговски взял из рук старика листки бумаги, скрепленные стальными скобками, и прочитал:
— Льюисс Кэролл. Алиса в стране чудес. Что это?
— Это сны девочки, жившей восемьсот лет назад. Она подарит вашим читателям мечты. Некоторые вещи становятся незаслуженно забыты, а дело Всемирного Банка Знаний — следить, чтобы все было на своих местах. Алиса и Белый кролик — под подушкой у юного школьника, а Книга Смерти — под колпаком забвения в стальном подвале.
Бруно Котаговски поблагодарил, попрощался и в задумчивости вышел из здания Мировой Библиотеки. Шагая к своей машине на гравитационной подушке, он думал о том, как все-таки хорошо, что некоторые из нас так и не научились читать.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments