С Новым Годом, Илон!

Прибор для широкополосного измерения плотности радиоактивного излучения весело блестел на солнце. Первый пилот прищурился, разглядывая показатели на мониторе. Стальной агрегат выглядел несколько неуместно посреди зелёного луга, покрытого жёлтым ковром цветущих одуванчиков. Читать далее «С Новым Годом, Илон!»

Книга Смерти

В полутемном библиотечном зале никого не было.
Бруно прошел мимо рядов книжных стеллажей, с которых роботы-пылесосы с жужжанием собирали пыль, мимо столов для чтения с маленькими лампами, дающими желтый свет, миновал картотеку, представленную полуавтоматическими шкафами с пластиковыми язычками-носителями данных о хранящейся в Мировой Библиотеке литературе. Читать далее «Книга Смерти»

Memento Mori

Смерть.
Множество жизней прошло через его руки, но он никогда не чувствовал ее. Она была для него лишь словом, означающим окончание бытия. Но среди бескрайнего золотистого моря песка, которое почти никогда не тревожил ветер, Макс вдруг почувствовал, что это такое. Читать далее «Memento Mori»

Вне политики — продолжение

Старый полицейский изо всех сил пытался не смотреть на кошмарное создание, которое расхаживало по погруженной в полумрак башне Демонов, но глаза Бремера сами собой возвращались к Гратагарату. Читать далее «Вне политики — продолжение»

Индекс терпения

Секретарша забрала со столика пустую чашку из-под кофе, улыбнулась с аптекарской точностью выверенной улыбкой — именно такой, которой можно одарить коммивояжера, ждущего аудиенции президента.
— У Александра Григорьевича плотный график, он просит уложиться в десять минут. Читать далее «Индекс терпения»

Живое пламя

В огне нет жизни.
В пламени все распадается, превращаясь в пепел и газ, а они лишены духа и разума. Никто не может выжить в пламени. Никто не может из него родиться, и ничто не способно сравниться с ним в ненасытности.
Учитель закрыл учебник и хмуро посмотрел в класс, поверх голов. Читать далее «Живое пламя»

Последний подвиг

Большой зеленый человек в одной лишь набедренной повязке шел, тяжело ступая, по бескрайней пустоши Восточной равнины. Его голова была низко опущена, а большие ладони не сжимали крепкого копья — великан был безоружен. Читать далее «Последний подвиг»

Ясли

Что за идиотское имя — Гарваль?
Это вообще имя? Это название какой-нибудь реки или яхты.
Жора, будучи уверенным, что все это ему снится, так прямо и сказал сутулому мужичку с козлячьей бородой. Тот сидел за столом, висящим прямо в воздухе, и вокруг больше ничего не было. Ну, кроме Жоры, который тоже висел, получается, рядом. Читать далее «Ясли»

Черная Пантера

Белый песок летел прямо в глаза.
Поплотнее запахнув накидку, Гектор наклонил голову и полез на очередной бархан, спотыкаясь на каждом шагу. Курты, которые шли рядом с ним, будто плыли над песчаным морем, едва касаясь его кожаными мягкими сапогами. Он же вяз в осыпающемся склоне, как лошадь в болоте. Чертыхнувшись, путник встал на четвереньки и пополз вперёд. Читать далее «Черная Пантера»