Индекс терпения

Секретарша забрала со столика пустую чашку из-под кофе, улыбнулась с аптекарской точностью выверенной улыбкой — именно такой, которой можно одарить коммивояжера, ждущего аудиенции президента.
— У Александра Григорьевича плотный график, он просит уложиться в десять минут. Читать далее «Индекс терпения»

Вне политики

Темная комната, завешанная пыльным целлофаном, была пропитана запахом страха. Он исходил от привязанного к стулу человека в твидовом костюме — мужчина заикался и потел, с беспокойством пытаясь посмотреть, что у него за спиной делает Макс. Читать далее «Вне политики»

Живое пламя

В огне нет жизни.
В пламени все распадается, превращаясь в пепел и газ, а они лишены духа и разума. Никто не может выжить в пламени. Никто не может из него родиться, и ничто не способно сравниться с ним в ненасытности.
Учитель закрыл учебник и хмуро посмотрел в класс, поверх голов. Читать далее «Живое пламя»

Последний подвиг

Большой зеленый человек в одной лишь набедренной повязке шел, тяжело ступая, по бескрайней пустоши Восточной равнины. Его голова была низко опущена, а большие ладони не сжимали крепкого копья — великан был безоружен. Читать далее «Последний подвиг»

Правдивая история для короля

Я рассказываю истории.
За это неплохо платят, если умеешь выбрать правильного слушателя. Секрет хорошей истории очень прост — она должна быть выдуманной. Можете мне поверить, никто не хочет пересказов реальной жизни, они непременно пахнут банальностью и скукой. Читать далее «Правдивая история для короля»

Победа любит жестоких

Южная Морантана была довольно независимым регионом королевства. Здесь не жаловали магов Свода Диосии, а местные бароны крепко держались за землю, выстроив на ней надежные замки с высокими стенами и глубокими рвами. Читать далее «Победа любит жестоких»

Ясли

Что за идиотское имя — Гарваль?
Это вообще имя? Это название какой-нибудь реки или яхты.
Жора, будучи уверенным, что все это ему снится, так прямо и сказал сутулому мужичку с козлячьей бородой. Тот сидел за столом, висящим прямо в воздухе, и вокруг больше ничего не было. Ну, кроме Жоры, который тоже висел, получается, рядом. Читать далее «Ясли»

Жемчужное ожерелье

Обжигающий сухой ветер перелетал через стены замка и проникал во двор, несмотря на то, что цитадель находилась не совсем в мире Зунтра. Даже Стурастан не мог толком объяснить Гектору, как устроена система параллельно-пространственного смещения, и почему крепость была неуязвима для любых атак извне. Смертельный зной мертвой пустыни ощущался немного на стенах; изредка раскаленный воздух долетал до башен, врываясь в узкие окна, но в целом погода была комфортной, чего нельзя было сказать о пустыне, раскинувшейся до самого горизонта. Читать далее «Жемчужное ожерелье»

Тринадцать башен

1. Центральная башня.

Фигурой нугл Фатих не вышел даже по меркам его племени. У него совсем не было шеи, ноги были коротки, а руки, наоборот, слишком отросли. Зато у него отсутствовал живот, в отличие от многих ленивых собратьев старшего специалиста. Читать далее «Тринадцать башен»

Страх убивает

Катунский горный хребет поражал Бремера своей дикостью и красотой. Бесконечные пустые пространства России европейцу принять было сложно, Гансу казалось, что за следующим поворотом реки непременно покажется деревушка или небольшая мануфактура. Читать далее «Страх убивает»