Главный Закон

В угольной яме было ужасно холодно. Даже привычный к суровому горному климату воин, который всю свою жизнь провел на ветру, не сможет долго терпеть мороз, никогда не отпускающий ледяные вершины Излома. Читать далее «Главный Закон»

С Новым Годом, Илон!

Прибор для широкополосного измерения плотности радиоактивного излучения весело блестел на солнце. Первый пилот прищурился, разглядывая показатели на мониторе. Стальной агрегат выглядел несколько неуместно посреди зелёного луга, покрытого жёлтым ковром цветущих одуванчиков. Читать далее «С Новым Годом, Илон!»

Книга Смерти

В полутемном библиотечном зале никого не было.
Бруно прошел мимо рядов книжных стеллажей, с которых роботы-пылесосы с жужжанием собирали пыль, мимо столов для чтения с маленькими лампами, дающими желтый свет, миновал картотеку, представленную полуавтоматическими шкафами с пластиковыми язычками-носителями данных о хранящейся в Мировой Библиотеке литературе. Читать далее «Книга Смерти»

Чужая боль

Реджиналь Спаркс ненавидел женщин. Они напоминали магу о его слабостях, о том, что он всего лишь человек, рождённый, чтобы желать. Они имели над ним какую-то власть, невероятную и непостижимую. Читать далее «Чужая боль»

Memento Mori

Смерть.
Множество жизней прошло через его руки, но он никогда не чувствовал ее. Она была для него лишь словом, означающим окончание бытия. Но среди бескрайнего золотистого моря песка, которое почти никогда не тревожил ветер, Макс вдруг почувствовал, что это такое. Читать далее «Memento Mori»

Вне политики — продолжение

Старый полицейский изо всех сил пытался не смотреть на кошмарное создание, которое расхаживало по погруженной в полумрак башне Демонов, но глаза Бремера сами собой возвращались к Гратагарату. Читать далее «Вне политики — продолжение»

Индекс терпения

Секретарша забрала со столика пустую чашку из-под кофе, улыбнулась с аптекарской точностью выверенной улыбкой — именно такой, которой можно одарить коммивояжера, ждущего аудиенции президента.
— У Александра Григорьевича плотный график, он просит уложиться в десять минут. Читать далее «Индекс терпения»

Вне политики

Темная комната, завешанная пыльным целлофаном, была пропитана запахом страха. Он исходил от привязанного к стулу человека в твидовом костюме — мужчина заикался и потел, с беспокойством пытаясь посмотреть, что у него за спиной делает Макс. Читать далее «Вне политики»